0

Женщина увидела Мудреца, проходившего мимо ее двора, и пригласила отдохнуть под сенью орехового дерева. Во дворе играло много ребятишек.

Спросил Мудрец женщину:

– Почему тут так много детей?

– Я усыновила и удочерила тридцать беспризорных детей. А брошенных и обездоленных – тысячи, и у меня болит сердце за них. Хочу усыновить и удочерить всех, но не знаю, как это сделать! – грустно сказала женщина.

Спросил Мудрец:

– Среди этих детей нет твоих?

– Есть один…

Спросил Мудрец:

– Какой из них?

– Любой… – ответила женщина.

Мудрец преклонил голову перед женщиной и произнес:

– Дарю тебе притчу.

Текла речка по пустыне. Она была маленькая, но возле ее берегов процветала жизнь: распускались цветы, шуршала трава, пели птички, ивы опускали свои длинные ветви и ласкали ее. Речка радовалась жизни вокруг себя, и ей казалось, что всюду все было так же чудесно. Однажды ночью подползла к ней змея и прошипела:

– Ты тут радуешься, а чуть поодаль от твоих берегов все гибнет от зноя…

Была бы змея эта доброй и мудрой, она сказала бы речке: «Какая ты хорошая, что не жалеешь свою влагу и спасаешь от гибели хотя бы часть цветов, трав и деревьев в этой выжженной от зноя пустыне».

Но она была не такая, а злая и завистливая. Речка опечалилась.

– Как мне помочь пустыне?

– Спроси у человека… – ответила змея.

Утром человек выслушал речку.

– Хорошо, – сказал он, – я знаю, что делать…

Был бы человек этот мудрым и заботливым, он бы сказал речке: «Ты и так делаешь все, что можешь».

Но он не был таким, а был бездушным и халатным.

Взял он кирку и, недолго думая, прорыл от берегов речки множество канав по пустыне. В них вода от речки ушла в песок, а по берегам, где она уже не могла течь, все высохло.

Еще больше опечалилась речка.

Прилетела к ней райская птичка.

– Что с тобой? – спросила она.

Рассказала ей речка о своей печали.

Тогда сказала райская птичка:

– Ты не для того родилась, чтобы орошать всю пустыню. Это тебе не под силу. Вернись в свое русло и дай жизнь своим берегам.

– Но меня печалит пустыня…

– Ты радуйся жизнью своих берегов, но печалься из-за выжженной пустыни. Радость укрепит твои силы, а печаль твоя притянет людской взор, и народ, увидев жизнь твоих берегов, поймет, как можно оживить всю пустыню. Вот твое предназначение…

Потекла речка опять по своему руслу, и понесла с собой радость, что дает жизнь своим берегам, и печаль, что не может оживить всю пустыню.

Слушая рассказ Мудреца, женщина с умилением смотрела на всех своих ребятишек, играющих во дворе, и с болью в сердце размышляла о тысячах обездоленных.

А Мудрец мыслями вслух помогал ей разобраться в ее чувствах: «О, Великодушная ты Женщина! Дари радость воспитания стольким детям, брошенным и обездоленным, на скольких хватает у тебя сил, а для остальных, которым не досталась эта радость, храни свою святую печаль и слезы, ибо они спасительны! О, Великодушная ты Женщина! Свята Мать, которая через одного своего Ребенка видит в себе Матерь всех детей Земли, а в каждом Ребенке видит своего единственного Ребенка! Свята Мать, которая воспитывает этого своего одного с чувством, что воспитывает всех остальных!

Да поможет тебе Бог!»

Помогите улучшить эту страницу! Или оставьте комментарий.