...< по авторам ...<  

Чудо из горшочка

  Страна ледяных гор и каменных рек такая страшная и такая завораживающая населена существами еще более завораживающими но совсем не страшными. В этой стране, называемой остальным миром Твердляндией, живут волшебные животные тиги-таги. Почему волшебные? Ну, хотя бы потому, что умудряются жить в такой стране. А еще в жизни каждого тиги-тага есть место чуду. А бывает, что и не одному, а двум-трем-четырем. Это уже как повезет. Самому знаменитому тиги-тагу, совершившему восемнадцать чудес, поставили ледяной памятник, из которого бьет каменный фонтан.

  Но эта сказка не о том, как воздвигали памятник и на какие хитрости инженерной мысли пустились архитекторы, чтобы совместить лед и камень.

  Я расскажу вам об обычном тиги-таге по имени Внииух. Он как раз готовится совершить свое первое чудо. Шевеля всеми семью лапками и вращая от волнения глазами, Внииух наблюдает, как его будущее чудо еле-заметно светится на дне глиняного горшочка. Каждый уважающий себя тиги-таг имеет такой горшочек. Все знают, что чудеса больше всего любят расти в глине. Кто-то раскрашивает горшочки цветами, а кто-то оставляет первородный цвет глины. На горшочке Внииуха нарисован кораблик. Потому что Внииух мечтает попутешествовать и увидеть реки и моря, по которым могут плавать, а не тащиться на веревке, корабли.

  Важно, чтобы горшочек был без трещинок, а то чудо стечет туда, как солнечный свет за горизонт и останется у вас пустой горшочек. А пустой горшочек – это не полный горшочек. Вот и следит Внииух за своим корабликовым горшочком бдительно. Чтобы готов он был к тому, моменту, когда чудо решит зародиться.

  Вот и Внииухово чудо решило, что пора уже, пора! Тут и закончилась обычная жизнь тиги-тага. Никаких привычных действий, только особые ритуальные.

  Для начала нужно пещерку ароматами напитать. Фруктами, цветами и другими вкусностями, которые сумеешь раздобыть. Это ужасно сложно и практически уже само по себе является чудом. А разве нет? Цветок, в стране, где только лед и камень! Вот тут-то чудо и показывается слабым свечением из горшочка. У каждого свой цвет. В основном синий и голубой, другим цветам все же сложно проникнуть в Твердляндию. Но зато сколько оттенков!

  Светиться чудо из горшочка Внииуха и потихоньку согревает все вокруг и даже нарисованный кораблик подрагивает слегка, будто ветер гонит его вперед, раздувая паруса. Поглядывает Внииух одним глазком на кораблик и дивится, но про миссию свою волшебную не забывает. Да и как тут забудешь?

  Пританцовываешь, бубном побрякиваешь, да песню радостную поешь до тех пор, пока чудо в силу не войдет, пока не вольются в слабое свечение разноцветные струйки чудесного огня. А как появятся струйки – можно передохнуть, только совсем немного. Потому что их подкармливать надо чудесными историями, да сахарными льдинками. А бывает, что чудо, войдя в силу, начинает привередничать. И горшочек ему тесен и истории не те. И бегает тиги-таг ищет подходящий лед, да только где его красный да с пупырышками возьмешь, сидит, хмурит лоб, выдумывая новые истории. А потом чудо начинает подрастать и требовать, чтобы его выносили гулять. Да только выгуливать горшочек надо осторожно. Не ровен час — заморозишь или об камень расшибешь – моментально даст трещину твой ухоженный горшочек и утечет в нее чудо незаконченное, поминай… да и поминать особо нечем будет. Не свершившееся оно еще.

  Идет Внииух, воздух морозный нюхает. Не появилось ли в нем угрозы какой или наоборот чего-нибудь волшебного? Может у соседа справа чудо уже вылупилось и вовсю брызжет вокруг клубникой, да цветами яркими? Или сосед слева вывел свое чудо на прогулку и оно угощает всех разноцветными леденцами и разговаривает с радугой?

  Тяжел горшочек. Будто не маленькое чудо в нем сидит и посвечивает, а целая орава тиги-тагов. Пыхтит, Внииух, пот с него градом льется, хоть в тенечке от ледников и вечная мерзлота притаилась. Присядет Внииух под скалой на главной площади, ну там, где фонтан диковинный, любуется и с чудом разговаривает. А чудо ему и отвечает нетиги-таковским голосом, мол, пора уже покормить меня историями и ледиком. А то вырасту сухеньким да кривеньким. И бежит Внииух в свою пещеру, доставать припрятанные кусочки льда, придумывая на ходу новые истории про волшебные путешествия и величественные корабли, поскрипывающие на ветру и покачивающиеся на волнах. А чудо капризничало, капризничало и вдруг перестало. Вот тут Внииух окончательно переполошился. Чудо же должно копошится и подсвечивать и всячески проявлять жизнь, а тут оно как-то замерло. Внииух тут же начинает проверять горшочек, вспоминает, откуда доставили лед, которым он подкармливал чудо. Вроде все в порядке, но чудо-то попритухло. Внииух от волнения разбил небольшой ледничек, образовавшийся у входа в его пещеру. Что делать? Что же делать? Бежать за советом.

  — Не пыхти! – посоветовал Внииуху один из самых старших тиги-тагов. На его счету было три чуда и одно из них оказалось малиновым щербетом, величиной с хороший айсберг. – Если бы с ним что-то случилось, оно бы уже вытекло и твой горшочек остался бы пустой. А оно просто заснуло и потому стало менее подвижно. Эх, молодежь! – полуодобрительно гуднул старый тиги-таг. – Я вот таким нервным не был, когда первое чудо свое растил. Это вон так каруселька, видишь, сразу за каменоломней №987. Хотя может и был. Воды то сколько утекло… Эх, будь моя воля, я бы еще чудес натворил!

  — Угу, угу, — покивал Внииух, подхватил себя всеми семью конечностями и поспешил проследить, как спит его чудо.

  Долго ли дело делалось, долго ли чудо чудесилось, а выросло оно и не помещается уже в горшочке. Сидит себе в горшочке и посверкивает то голубыми, то зелеными искрами.

  Внииух наш пыхтит, как пароход, толкая перед собой тележку с горшочком. А чудо радуется прогулке и запускает в тиги-тага снопы теплых искорок. И Внииух начинает пыхтеть еще сильнее, теперь уже от удовольствия.

  Совсем уже мал стал горшочек чуду. Так и вертиться оно в нем, крутиться и не знает куда себя деть.

  — На солнышко хочется? – Сочувственно спрашивает Внииух. – Скоро оно будет выходить чаще и греть будет дольше. Так что налюбуешься.

  Но чуду уже никак не усидеть. Волнуется оно, шебуршит, подпрыгивает, да знай искорками туда-сюда стреляет. Тиги-таг разволновался. Ему почему-то показалось, что мало он с чудом гуляет. Подхватил он горшочек, поставил на тележку и бегом попыхтел на прогулку.

  А тут и солнышко лукавое выглянуло. Да так выглянуло, что ледники кругом закапали, да так пригрело, что откуда ни возьмись, прилетели птицы и начали вить гнезда, на вмиг согревшихся камнях.

  И не выдержало Внииухово чудо. Раскололся горшочек с треском, будто сотню орехов одновременно раскрыли! Подскочило чудо в воздух, да там и зависло. Смотрит на него Внииух и улыбается. Ждет, что за чудо он выходил.

  А чудо начало раздаваться вширь и ввысь, росло, меняло цвет и, наконец,…

  ПУХ! ПУХ! ПУХ! В небе оказался огромный корабль с голубым и зеленым парусом. А с обоих боков корабля раскрылись два крыла.

  Внииух ахнул! Он и мечтать не мог о подобном чуде!

  А корабль склонил к нему один борт, приглашая забраться. Не помня себя от счастья, Внииух вскарабкался на корабль и тот тут же сделал несколько неторопливых взмахов крыльями.

  Тиги-таги долго провожали взглядами необыкновенное чудо и его создателя.

  Говорят, корабль долетел до моря и остался там, поражая всех встречных своей красотой и катая их по небу. Правда иногда он наведывается на родину, где с его рождения появились водопады и птицы вили гнезда на неприступных ранее скалах. Наведывается и катает всех желающих.
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий