...< по авторам ...<  

Диктатура преисподней

  Иван Грозный шел из преисподней на небеса. Ему казалось, что гдето здесь должна быть дорога, минуя жизнь, потому что через жизнь попасть на небеса у него не получилось. Главная его ошибка состояла в том, что он был живой человек, а пока человек живой, он подвержен человеческим слабостям. А чем больше слабостей, тем больше хочется из них сделать силу.

  Например, такая слабость, как страх. У него было много страха, и, чтоб сделать из него смелость, приходилось прибегать к самым решительным действиям. Но из этих действий снова рождался страх, и снова приходилось делать чтото решительное. Он старался так запугать свой народ, чтоб на фоне его страха собственный страх выглядел смелостью, но это только увеличивало его страх. Вот она, человеческая слабость!

  Или такая слабость, как любовь. Сколько у него было жен, и к каждой он питал какуюто слабость. Изза слабости к Василисе он убил ее мужа не мог же он при живом муже жениться на женщине! Потом из слабости к Василисе он убил ее любовника. А саму Василису не убил, такая получилась неувязка. Если б он хоть ее не похоронил! А то похоронить похоронил, а убить упустил из виду.

  Товарищ Грозный!

  Иван Васильевич не поверил своим ушам: за четыреста лет преисподней его никто не окликал, а все, наоборот, сторонились.

  Товарищ Сталин, представился незнакомец. Я вас знаю, вы мой любимый исторический деятель. Я видел вас на картине товарища Репина, вы там убиваете своего сына.

  Понемногу разговорились. Выяснилось, что товарищ Сталин тоже направляется из преисподней на небеса, хотя идет почемуто навстречу Ивану Васильевичу. Оба удивились этому обстоятельству и пришли к выводу, что преисподняя находится с двух сторон, поэтому нужно свернуть в третью сторону.

  Пошли в третью. Товарищ Сталин жаловался на товарища Троцкого, который к тому же был еврей, и это, конечно, многое объясняло. Иван Васильевич подумал: может, и Курбский был еврей? Ведь и он, как Троцкий, сбежал за границу, все евреи бегут за границу, потому что им нравится все заграничное.

  Иван Васильевич понял свою ошибку. Если б он перед тем, как человека казнить, объявлял его евреем, народ бы лучше принял его политику. Так и оглашать всенародно: князь Долгорукий еврей, князь Воротынский еврей. Знал бы народ, что они евреи, он бы сам с ними расправился.

  Товарищ Сталин между тем рассказывал, как он ввел крепостное право под видом борьбы за светлое будущее. Будущее бывает очень светлым, только надо, чтоб оно всегда оставалось будущим и никогда не становилось настоящим.

  И вдруг товарищ Сталин прервал свой рассказ и закричал:

  Товарищ Ленин! Владимир Ильич! Это же я, Коба, ваш верный друг и единомышленник!

  А, это вы, товарищ Сталин, сказал товарищ Ленин, подходя. А вы уверены, что верным путем идете, товарищи?

  Сталин был не уверен. Поэтому он перевел разговор:

  А помните, Владимир Ильич, как мы с вами грабили награбленное? Товарищ Грозный, вы когданибудь грабили награбленное? Извините, товарищ Ленин, я не представил: это товарищ Грозный. Да, тот самый, из Рюриковичей.

  А, Иван Четвертый! протянул Владимир Ильич с характерным классовым прищуром, словно этот царь не заслужил, чтоб на него смотрели во все глаза. Значит, направляетесь в преисподнюю? А я как раз из преисподней.

  Но это мы из преисподней! воскликнул государь всея Руси.

  Нет уж, дудки, батенька! Это я иду из преисподней. Небольшая эмиграция в ожидании революционного момента.

  Ничего не понимаю, развел руками царь. Вы ходит, мы со всех сторон окружены преисподней?

  Не окружены, а защищены, внес поправку Владимир Ильич. Чем больше вокруг преисподней, тем надежней защищены небеса.

  Так что же нам делать, товарищ Ленин? спросил товарищ Сталин, похолодев. Он похолодел еще в конце прижизненного пути, но только сейчас это понастоящему почувствовал.

  А что делать? Мы же в центре, на небесах, ответил вождь мирового пролетариата. Только не следует забывать, что небеса понятие классовое, и самый прочный и надежный порядок для небес это диктатура преисподней.
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий