...< по авторам ...<  

Карамелька для эльфа

  — Я – эльф, помощник Санта-Клауса! – в который раз повторил маленький носатый человечек с зеленовато-землистым лицом и красными глазами. – Сюда меня забросила злая судьбина. Я должен вернуться своему хозяину, а для этого мне нужно найти его местного заместителя и его ассистентку. Без меня не будет ни нового года, ни рождества! Только я могу заводить часы!

  — Двадцать первый. – Сказал молоденький милиционер, раскачиваясь на стуле. – Двадцать первый раз ты мне рассказываешь эту историю. Хоть бы раз отступил, но нет, одно и то же… — огорченно вздохнул милиционерчик. – Тогда и я тебе повторю. Вот вернется лейтенант Болталкин, он с тобой разберется. Хотя он вряд ли вернется сегодня. – Дежурный горестно вздохнул. – Кто же хочет дежурить тридцать первого декабря?

  — Но сани Санты уже отсчитывают мили и…

  — …Санта нашептывал: прокати туда, прокати сюда. – Завопил-запел, картавя и фальшивя, дежурный. – Да, да, да! Но сейчас не об этом! Разливай портвейн! – качнувшись особо сильно на слове «портвейн», видимо, что бы подчеркнуть его важность, дежурный картинно повалился на пол.

  Немного поскулив, дежурный уполз куда-то зализывать раны. Вернулся он в ужасном расположении духа.

  — Все как люди, пьют, гуляют, а я тут с тобой алкоголиком вожусь! Ты сегодня без новогоднего ужина! – зло бросил он зеленовато-землистому человечку.

  Человечек, забавно хрюкнув носом, забился в уголок.

  Так прошло минут сорок.

  Дежурный, не злой, в сущности, малый, грыз чупа-чупс. Где-то внутри его рыжеволосой головы возникла мысль угостить все же несчастного алкоголика хотя бы конфеткой.

  Дежурный подошел к решетке, за которой томился человечек.

  — На, юродивый. – Он с долей брезгливости просунул чупа-чупс между прутьев.

  По глазам носатого человечка, дежурный понял, что за спиной что-то происходит. Но обернуться он не успел. Сзади на рыжий затылок дежурного опустился тяжелый кованый посох. Сосульки так и посыпались с верхушки посоха, но тут же приросли обратно.

  — Займись им, внучка. Кажись, я его слишком сильно приложил. – Высокий, красивый старик в красном пальто с песцовым воротником, кивнул на, кулем упавшего, дежурного. Девушка на высоких каблучках и длинной русой косой подошла к лежащему парню. Протянула к нему руку с тем же выражением лица, с каким дежурный недавно совал человечку конфету. Ладонь легла на лоб рыжего дежурного, лицо девушки прояснилась.

  — Деда, ты его не только не примоЧИЛ, но и вылеЧил. Он теперь, когда очнется, будет настоящий ЧИЛ!

  — ЧИЛ? – приподнял бровь красивый старик.

  — Человек истинно лучезарный. – Пояснила девушка. – Это новая разработка.

  — Чудно. – Кивнул старик и направился к решетке, за которой съежился человечек. По движению руки старика, дверь открылась.

  — Ну, вот видишь, как все хорошо? – улыбнулась девушка. – А то бубнил: « Я не верю, что в эту страну забредет Рождество…»

  — В какую страну? Какая это страна? Какой год? – встрепенулся человечек.

  — Ну что ж ты, внучек! – огорченно воскликнул старик. – Я же говорил тебе, не напивайся! Россия это, а год 2003. Ну, посмотри, до чего ты себя довел! На себя не похож! Бредишь! Санта-Клауса какого-то придумал, себя эльфом возомнил!

  — Деда, примочи его тоже посохом! – возмутилась девушка. – Пусть он узнает, что это такое, да заодно облик нормальный примет! У него ж белочка натуральная! – всплеснула руками девушка, присмотревшись к землистому человечку.

  — Прости внучек. Но до двенадцати осталось всего полчаса. – Старик аккуратно примерился и, коротко размахнувшись, стукнул человечка по голове.

  Несколько мгновений ничего не происходило. Затем человечек пошел рябью, как неисправный телевизор и предстал перед стариком и девушкой в своем истинном виде. Невысокий, крепкий, краснощекий крепыш лет десяти. На нем было такое же красное пальто с песцовым воротником, как и на старике. Мальчик немного виновато посмотрел на старика, схватил его за руку и потащил к выходу, тараторя на ходу:

  — Ох, ты бы знал, какие елки я видел в одном доме, даже тебе понравятся, там такие у них шарики, прозрачные, большие, а внутри золотистая мишура и на самих шариках золотистые капельки. А еще, есть елка, вся в синем…

  — Внук! – красивый старик остановил карапуза и серьезно посмотрел на него. – Обещай, что в следующий раз ты такого не сделаешь. Ты чуть не испортил всей планете Новый год и Рождество.

  — Обещаю, дедушка. – Карапуз выглядел подавленным. – Не знаю даже, что меня потянуло на это.

  — Я, зато знаю. – Вмешалась девушка.

  — Тсс. – Остановил ее старик. – Он все понял и исправиться.

  — Угу, — буркнула девушка. – Сколько лет он уже исправляется?

  Оставив деда и сестру спорить, мальчик подошел к мирно заснувшему на полу рыжему дежурному. Вытащил у него из руки чупа-чупс и шепнул «Спасибо.»

  — Идем, нам еще добираться, а осталось меньше получаса. – Поторопил мальчика старик, закончив препираться с внучкой.

  Все трое вышли, оставив все двери открытыми.

  Утро пришло уже в новый год, оно раскланялось с ним и занялось своими заботами. Заснувших в снегу разбудить, спящим в домах, в окна посветить, заблудившихся домой отвести, детям радость принести.

  Рыжий дежурный, проснувшись, нашел рядом с собой цифровой фотоаппарат с тройным наездом, о котором грезил последний год.
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий