...< по авторам ...<  

Муж

  Смотрела Машенька, как подруги замуж выходят, ждала, крепилась, а потом плюнула, раздобыла здоровенное полено и вырезала себе из него мужа.

  Получился муж не хуже других — с руками, ногами и всем остальным, что мужу полагается. Прошлась Машенька по магазинам, костюм купила двубортный, белья, одела мужа и посадила за стол напротив себя чай пить.

  — Варенья положить кизилового? — спрашивает Машенька и под столом противоположный стул толкает. Муж «От же головой кивает, положи, мол.

  — А бараночек свежих? — ласково интересуется Машенька. Муж снова кивает, съем, мол, с удовольствием, спасибо.

  Почаевничали, Машенька посуду вымыла, в ночную рубашку переоделась и с мужем спать легла. Все как у людей.

  Неделю живут, месяц.

  Машенька мужу всю свою жизнь рассказала. Муж слушал внимательно, с сочувствием, ни разу не перебил. Ни с кем у Машеньки такого понимания не было.

  — Чего-то ты изменилась, похорошела? — с подозрением косились па Машеньку подруги. — Никак мужика завела?

  Стеснялась Машенька вначале, а потом призналась: живет с хорошим человеком. В первый же выходной нагрянули гости. Раскрасневшаяся Машенька встречала их на пороге, вела в комнату.

  — Вот. — говорила она, — знакомьтесь. Мои муж Поленов Иван Иванович.

  Гости называли себя, и муж ласково кивал каждому.

  — Повезло Машеньке, — перешептывались за столом подруги — Не пьет он совсем. Ни одной рюмки не опрокинул… И все таки он чурбан! — решили они на обратном пути. — Ни с кем даже не потанцевал, только на свою Машеньку смотрел…

  А Машенька после работы — сразу домой. Иван Иванович ждет ее у телевизора. Обнимутся супруги, поцелуются. Накормит Машенька мужа и идет в ваннную стирать (очень Иван Иванович белье смолой пачкал), а муж футбол смотрит, переживает.

  — Какой счет? — кричит, чтобы сделать мужу приятное, Машенька из ванной.

  — Два— ноль! — доносится ответ из комнаты. — Голы на шестой и десятой минутах провел Рональдиньо.

  Один только раз подвел Иван Иванович Машеньку. Пришлось ей как-то по обмену опытом выехать в соседнюю область. Сварила Машенька мужу кастрюлю щей и уехала спокойная. Вернулась и чуть не упала. Сидит Иван Иванович, на диване, а рядом с ним какая-то чурка. Рассвирепела Машенька, чурку из дома выкинула, а с Ивана Ивановича такую стружку сняла, что на всю оставшуюся жизнь запомнил. Старый уже был, опилки сыпались, а все вспоминал, с улыбкой, правда.

  А в первый момент было ему совсем не до улыбок — едва совместная жизнь прахом не пошла. В ногах у Машеньки валялся, прощения просил.

  Простила Машенька. Да и как не простить. Готовилась она стать матерью, а как растить дитя без отца?

  Иван Иванович так волновался, что в роддом его привезли под руки. И напрасно! Здоровенький у них малец получился. Корочка, правда, была на теле, но врачи помазали, чем надо, и прошло.

  Иван Иванович на работу устроился, в министерство, ездил до пенсии в черной «Волге». Еще были у них с Машенькой дети, и все — как на подбор, молодые дубки.

  И немудрено, если в семье крепкие корни.

  ©Эдуард ДВОРКИН
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий