...< по авторам ...<  

На крыше

  — Послушай… — он сел, привалился к печной трубе, и медленно расправил лапой левое ухо. — За что?..

  — Ну-у-у, — протянул Трубочист и задумчиво почесал спину ершиком. — Наверное, не за глупые вопросы.

  — Нет, правда! — он вскочил и, заложив лапы за спину, стал ходить по крыше. — Я действительно не понимаю. За что они так?.. Зачем я им нужен?

  — Наверное… ты им нравишься, — невнятно проговорил Трубочист, экстатически водя ершиком по спине. — На вкус и цвет…

  — Что? Что им нравится? Неужели эти белые уши? — оскальзываясь на ледяной крыше, он шагнул к Трубочисту и рванул себя за бледные меховые тряпочки, которые развернулись к солнцу и сразу же начали просвечивать розовым. — Эти… недоруки?

  — Эй, прекрати! — Трубочист брезгливо отпихнул белые мягкие лапы и поудобнее уселся на трубе. — Если ты сегодня себе не нравишься, так и скажи. И нечего приплетать сюда людей.

  — Тебе хорошо, — вздохнул Заяц и с ненавистью уставился на собственное отражение в ледяной лужице. — Ты себя любишь. Всегда. Я так не могу.

  Он пнул свое отражение и начал рывками стаскивать с шеи розовый бант.

  — А почему бы и нет? В конце концов, я мужчина в самом расцвете сил. — Трубочист улыбнулся и стал медленно переодевать твердые, блестящие раздвоенные носки: с правой ноги на левую, с левой — на правую.

  Заяц всхлипывал, уткнувшись в надорванный розовый бант. Над крышами медленно вставало солнце.

  

  ©Ольга Морозова, 2005
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий