...< по авторам ...<  

Николин умолот

  Гнев Ильин, или так тому от Бога быть положено для опамятования людям и разуму, большая была засуха и сгорела рожь и овсы.

  Кто побогаче, возили воду и поливали, и у тех на ниве еще кое-что уцелело, а у бедняков ничего — чисто поле.

  Сидят мужики на кулишках, о своей беде гуторят.

  А шел с поля старичок-странник. Приостановился.

  — Что это вы, добрые люди, пригорюнились?

  — А видел, чай, на полях-то что деется! Неоткуда нам и помощи ждать.

  Посмотрел старичок, головой покивал: пожалел, видно.

  — А давайте, детушки, мне ржи горстку! — сказал старик.

  А те и не знают, зачем ему рожь? Уж не подшутить ли задумал над ними старик: народ-то нынче всякий и над чужой бедой посмеяться радость себе найдет.

  А другие говорят:

  — Принесите ржи, может, наговор какой сделает.

  И согласились. Кликнули ребят. Полное лукошко принесли.

  Взял себе старичок ржи горстку.

  — Проведите, — говорит, — меня ко всякому дому, мне посмотреть надобно.

  Пошли, повели старика.

  И ни одну избу не обошел старик — и везде на загнетках у запечья по зерну клал. А к ночи ушел. Хватились покормить старика, а его уж нет нигде.

  Так и легли спать.

  Так и прошла ночь.

  А когда на утро проснулись — и проснулась с ними горькая дума, — что за чудеса! — глазам не верят: рожь во все устья вызрела и в каждом доме, где положил старик зернышко, колос из трубы выглядывает, и на божницах лампадки горят перед Николою, а на поле посмотришь, залюбуешься, — колос к колосу.

  Бог помиловал — уродил хлеб. И умолот был, не запомнят: по полтысячи мер всякий набил. Поминали странника-старичка, Николу Милостивого.
+1
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий