...< по авторам ...<  

О природе вещей

  Важно не только разобраться, каково действительное положение вещей, но и понять, почему это именно так.

  Форма это всегда немного содержание, а содержание всегда в какой-то мере форма.

  Тот, кто меняет сущность целого, тот неизбежно изменяет сущность составляющих его вещей.

  Все имеет обратную сторону. Даже она сама.

  На свете существует множество вещей, слишком простых, чтобы их можно было объяснить.

  Все относительно, включая относительность.

  Думаю, что Гермес не прав: все подвижное движется не в неподвижном, а в движущемся, только с иною скоростью, на основании иного принципа и в ином направлении. (По канве изречения Гермеса Трисмегиста «Все подвижное движется не в движимом, но в неподвижном».)

  Будучи подлинными, вещи и явления не изменяются от переименования последних.

  Неизбежность возможного проистекает из нашего непонимания сущности этих явлений.

  Всякая вещь, как и все сущее, есть воплощение той или иной идеи.

  Всякий необъясненный факт является проблемой философии, ибо все установленные факты равнозначны в качестве частиц, слагающих реальность.

  Для отыскания истины вещей необходимо помнить, что они едины в их первооснове и разделяются в процессе сотворения, следуя своим программам, вложенным свыше сообразно назначению каждой.

  Хаоса нет, а существует лишь особый вид порядка.

  Мы живем в мире слов и вещей, и познаем одно при помощи другого.

  Многие вещи, представляясь самоочевидными, могут предстать нашим глазам совсем иными, будучи рассмотрены иначе.

  Смысл вещей заключается в их назначении, взаимосвязи и чередовании фаз бытия на пути от предвечных начал к поглощающей и восполняющей все преходящее Вечности.

  Все ответы хранятся в природе вещей.

  Все очевидное невероятно лишь настолько, насколько наблюдающий его далек от понимания очевидного.

  Лишь памятуя о взаимосвязи всех вещей можно судить о назначении последних.

  При попытках понять суть вещей, постоянно имейте с собой здравый смысл, словно некий спасательный круг, а иначе утонете в собственных мыслях.

  Единое слагается из противоположностей. Посему, ни о чем не суди по частям, чтобы не углубляться в ложные догадки.

  Суть всякой вещи можно разглядеть, если смотреть в нее проникновенным взглядом мудрости.

  Крупное состоит из мелкого, мелкое состоит из крупного и вдобавок все это способно усваивать свойства друг друга.

  Вещи, которые вы видите вокруг, — видите в первый раз, ибо впервые наблюдаете такими, каковы они сегодня.

  Наши мерки вещей чрезвычайно убоги в сравнении с их бытием.

  Вещь в себе — это то, что таит в себе много вещей.

  Каждая вещь несет следы присутствия других.

  Простота — основное условие существования сложных вещей.

  Только бесформенное может принимать любую форму.

  Не иди против хода вещей, наслаждайся и пользуйся ими по ходу.

  Ничто вокруг не состоит только из самого себя.

  Все вокруг обладает единственно подлинным смыслом и множеством мнимых.

  Не постигший величия неба не сможет понять скрытой сути вещей на земле.

  В целом, мы никогда не «называем вещи своими именами», ибо не ведаем их подлинных имен.

  Главный принцип устройства вещей заключен в сочетании сложности и простоты.

  Ценность всяких вещей постигается их разумением.

  Все то, что движется, может быть остановленным в своем движении. Все, что не движется, может быть побужденным к этому помимо своего желания.

  Все способно испортиться, только по разным причинам.

  Вокруг людей всегда есть множество вещей, которые они не могут объяснить в теории, что не мешает пользоваться ими в повседневной практике.

  В мире нет абсолютно похожих вещей, ибо всякая чем-то отлична от прочих.

  Разобраться в началах серьезных вещей можно лишь продвигаясь от следствий к причинам.

  Разум обязывает нас предпринимать попытки обретения правильного понимания вещей, даже рискуя в чем-то ошибиться.

  Все вокруг познается в сравнении, кроме того, что несравненно в каждом.

  Люди не ведают действительных границ духовного и материального.

  Причину всякого явления нужно искать в том, следствием чего оно является, и приближаться к ней путем вопросов, сама постановка которых дает больше, чем ответ.

  Мера дозволенного и недозволенного часто отмеряется неточным инструментом.

  Сущности и впрямь не следует умножать без необходимости, но и ее не следует считать критерием в определении их реальной численности.

  (По канве изречения У.Оккама: «Сущности не следует умножать без необходимости»)
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий