...< по авторам ...<  

О власти

  История земли полна примеров злоупотреблений абсолютной властью, захлебнувшихся в собственной мерзости. Все эти глупые нероны и калигулы так плохо кончили лишь потому, что возомнили себя выше правил человеческих взаимоотношений. Тот же самый печальный конец ожидает и тех, кто последует этим безумным путем в настоящем и будущем.

  Люди во многих уголках земли истосковались по талантливым руководителям, ибо у власти там обманом утвердились те, кто неспособен привести свои народы к процветанию.

  Как хорошо тому, кто не участвует в борьбе за власть или за удержание последней! Он подарил своей душе свободу и покой, и может жить в довольстве, безопасно наслаждаясь всем, что дарит человеку радость, вдали от противостояния, ведущегося ради мимолетного величия.

  Я нахожу, что тяжесть власти над людьми столь велика, что непременно производит изменения в умах и душах тех, кто ею обладает. В конце концов, власть либо возвышает правящего человека, либо, напротив, сталкивает в бездну деградации, причем последнее случается намного чаще первого.

  Только порядочные люди добровольно расстаются с властью.

  Власть, сколь бы она ни была сильна, вовсе не означает всемогущества, чем часто кажется со стороны, ибо владеющие властью не всеведущи и не всесильны.

  Любой правитель рано или поздно становится заложником созданной им системы государственного управления.

  Совесть правителя, сосредоточенная на действительном благополучии народа, — это ни что иное, как высокоразвитая совесть.

  Нельзя вверять бразды правления тому, кто хочет власти только ради власти, поскольку власть сильней всего притягивает худших из людей.

  Чем глупее король, — тем длиннее кортеж. Чем наивней правитель, — тем больше охраны его окружает.

  Кто знает, что такое власть, тот ведает и то, что это яд, который часто губит правящего, и от которого есть лишь одно противоядие — мораль и внутренний самоконтроль.

  Правители, чьи уши не выносят правды, пекутся только о самих себе.

  Великий человек, поставивший себя превыше человеческого, много теряет в собственном величии, тогда как тот, кто не хмелеет от сознания своего величия и не теряет человеческого облика, со временем достигнет еще более значимого положения.

  Почему многие аристократы так болезненно реагируют, если их неверно титулуют? Да потому, что титул — самое большое жизненное достижение этих сиятельных персон. Истинно благородна только добродетель! Аристократ заслуживает уважения только лишь тогда, когда помимо титула он обладает множеством высоких человеческих достоинств и умножает славу родового имени полезными для общества делами.

  Воистину, авторитарные правители — несчастнейшие из людей. Вместо друзей они имеют лишь угодливых льстецов, и свое время будут обливаться грязью нынешними подхалимами.

  Глупость правителей — чрезвычайно дорогая вещь, ведь за нее всегда приходится втридорога платить.

  Простых людей легче всего держать в повиновении обещанием светлого будущего и восхвалением славного прошлого, — это обычно отвлекает их от дум о жалком настоящем. Наивность, разобщенность и пассивность миллионов тружеников — верные слуги всякого авторитарного правителя.

  Утверждения вроде того, что такой-то народ не готов к демократии, чистая ложь. Не народ, а правитель, увы, не готов уступить свою власть, потому что желает ее сохранить до конца своих дней, а потом передать по наследству. И потому он всячески навязывает людям эту мысль устами беспринципных идеологических холопов.

  О толковом правителе можно услышать, что он хорошо, мол, кормил свой народ. Это чушь, ибо власть никогда не кормила народ, а, напротив, народ своим тяжким трудом содержал сам себя и своих ненасытных правителей, большинство из которых во все времена были просто тиранами и дармоедами. Так что он, управляя страной, не «кормил свой народ», — просто он обирал его меньше других.

  Власти обычно принижаются, когда их восхваляют незаслуженно.

  Благо тому народу, у которого законно избранный правитель пользуется властью только для общественного блага, зная, что власть — это не столько право, сколько его долг перед самим Всевышним, не отдаляется от нравственного восприятия мира, не считает народ своей собственностью и не умаляет надменностью величие свои деяний.

  Кто считает себя всемогущим, пусть взглянет на горы, в их грозном величии, и для начала попробует выровнять горный массив.

  Если ты хочешь быть главою государства, нужно понимать: власть не является свидетельством непогрешимости в глазах народа, потому что испортила много хороших людей до тебя и вконец погубила дурных.

  Сколько на свете городов — столько и градоначальников. Они есть даже в городах без жителей.

  Мерзость людей способна заходить настолько далеко, что, дорвавшись до власти при помощи силы, обмана, интриг, а порой и убийств, они позже сознательно лгут, а порой даже искренне верят, что власть им ниспослана свыше.

  Все, кто стремились властвовать над человечеством, ныне не в состоянии отогнать мышей от собственных костей.

  Хроники переполнены примерами того, как ссоры глупых и жадных царей обернулись несчастьем народов. Чтобы подобного не повторялось впредь, неограниченная власть должна исчезнуть.

  Если люди жалеют о том, что всю жизнь были честными, трудолюбивыми и справедливыми, значит, этой страной управляют глупцы или авантюристы.

  В нашу эпоху правящим часто приходится оправдывать свою авторитарность государственной необходимостью или менталитетом своего народа, ибо действительных причин для этого не существует.

  Быть царедворцем тем трудней, чем в человеке меньше лицемерия и больше разума. Вот почему достойные, как правило, чураются таких «дворов».

  Неограниченная власть всегда обманывает тех, кто ею пользуется.

  Для свободных людей, «государь» — производное от «государства», для пресмыкающихся верноподданных — наоборот. Правы тут первые, ибо на свете много государств без государей, наоборот же, как известно, не бывает.

  Из-за иерархических стереотипов нашего мышления, мы склонны видеть иерархию не только там, где ее нет, но даже там, где ей и складываться просто не из чего.

  Всякая власть, в конечном счете, временна. Мудрые люди, с их стремлением к вечному, это прекрасно знают, отчего и не стремятся к власти.

  Самых лучших людей привлекают к себе убеждением, а не приказом.

  Если требовать от подчиненных лишь повиновения без понимания, то не следует ждать, что они догадаются в сложный момент, что им следует делать.

  Власть легитимна только если подавляющее большинство народа искренне желает, чтобы государство возглавлял именно этот человек, а не другой, и сохраняет легитимность до того момента, покуда мнение большинства на этот счет не переменится.

  Мудрый руководитель не стыдится обращаться за советами к нижестоящим.

  У всякой власти, кроме власти Бога, есть свои пределы.

  Всякое воскурение фимиама нужно отнести к особо злостным нарушениям правил противопожарной безопасности.

  Те, кто гордятся собственным могуществом, просто не знают, что это такое. Скажем, по-настоящему могущественный человек может усилием воли останавливать и вновь заставить биться свое собственное сердце, а при желании — проделать то же самое с чужим, на любом расстоянии. А это значит, что любой тиран, при всей своей охране, власти и богатстве, может в любой момент по их желанию умереть с диагнозом «здоров», и никто на планете ему не поможет. Вот что такое настоящее могущество.

  Как ни смешно звучит, но многие правители всерьез боятся того, что подданые могут поумнеть.

  Среди аристократии полно таких людей, которые считают собственную мерзость блистательными прегрешениями.

  Я поражаюсь многим из правителей и прочих высокопоставленных людей, словно играющих в какую-то нелепую игру с жизнями миллионов тружеников, желающих простого человеческого счастья и материального достатка.
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий