...< по авторам ...<  

Простота и Воровство

  В кафе за столиком Простота плакалась Воровству:

  — Представляешь, он сказал, что с него довольно, довольно моей простоты. Он не хочет больше меня знать.

  — Зазнался, значит, — просипело Воровство. — Но тогда не мудрец он. У мудреца простота обязательно быть должна. Чем проще, тем лучше… для меня.

  Простота с надеждой взглянула на Воровство:

  — Думаешь, без меня ему никак?

  — Ясное дело.

  — И сам позовет?

  — Сомневаюсь.

  — Почему?

  — Так ведь раз он не понимает, что ты ему нужна, то откуда же узнает, что нужна?

  Озадаченная Простота не знала, что на это возразить, пытаясь переварить услышанное. Не получалось. И она спросила:

  — А можешь ты не так мудрено объяснить?

  — Не так мудрено?

  — Ну, чтоб при этом надежда оставалась…

  — Ишь, чего захотела! Оставь надежду, она нам не в тему сейчас.

  — … Так не позовет?

  — Думаю, нет.

  — А как сделать, чтобы позвал? Нет, я, конечно, сразу не пойду…

  — Что ты несешь?

  — Куда?

  — На кудыкину гору!

  Простота совсем запуталась и стала такой жалкой, что Воровство не выдержало:

  — Не надо ничего делать. Только ждать.

  — Ждать? Без надежды? Тогда чего?

  — Пока поймет, что какой он мудрец без простоты. Мудрецу без простоты никак нельзя.

  — Да, а если тем временем ему другая просто… Та еще! себя предложит?

  — А разве… вы… ик! разные? Хотя, если и одинаковые, то тем более.

  — Что?!

  — Не бери в голову. Это во мне коньяк разговаривает.

  Простота шмыгнула носом и решилась сказать то, ради чего пришла:

  — А можешь ты украсть у него мудрость?

  — Месть?

  — Да!

  — Тогда он станет круглым дураком…

  — Круглым-прекруглым…

  — … и полным простаком, — захихикало Воровство.

  — Полным-преполным, — мечтательно произнесла Простота.

  — И что тебе с того? — вернуло ее на землю Воровство.

  — Так простаку-то я тем более нужна.

  «Ничего себе! — про себя подумало Воровство. — Дура дурой, а какую хитрую комбинацию предлагает». Но вслух спросило:

  — А мне что с того будет?

  Простота удивилась:

  — Его мудрость-то тебе достанется.

  — Э-э… нет, дорогуша. Мудрость — она совестлива. Как же я с ней воровать буду?

  — Мудро воровать, по совести. У богатых.

  — Я и так нищих не обслуживаю.

  Простота поджала губы, наморщила лобик, потом вдруг улыбнулась и стрельнула глазками в сторону Воровства:

  — А если я заплачу?

  — Откуда у тебя?

  — Иначе с тобой останусь.

  — Н-е-е-т, с тобой сразу попадешься. Мудрецу ты необходима, а мне уж точно без надобности.

  Они замолчали. Простота кусала губы, подбородок ее предательски дрожал. «Просто он, наверное, воровать не умеет, — думала она, — а только напускает на себя важность и коньяк на мои последние деньги пьет». И она сказала со вздохом:

  — Горе-вор, и как бы ты — такой простой — у него умного мудрость смог бы отнять? Ума не хватит на такое. Да и духу!

  Воровство поглядело на нее сузившимися зрачками, потом опрокинуло рюмку в рот, занюхало рукавом рубашки и ответило:

  — Как — не твоя забота. Отниму, не сомневайся.

  Им дали счет. Пока она расплачивалась, оно показало ей на итог внизу листка и тихо процедило:

  — Умножь это на десять — аванс. После дела — в три раза больше. Будут наличные — знаешь, где меня искать.

  Воровство поднялось и пошло к выходу. Усмехнулось: «Как мудрость отнять? Да проще простого! Подстеречь в темном парадном да приложиться ломиком в тряпке сзади по башке. Вмиг вся мудрость и вылетит. Толк выйдет, а дурь останется».
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий