...< по авторам ...<  

Разнообразие

  – Безобразие! – Зевс в раздражении так грохнул кулаком по столу, что громокипящий кубок подскочил, опрокинулся и пролился.

  – Ну вот, а ведь опять на меня все свалят… – тихо, себе под нос, буркнула Геба и боязливо оглянулась.

  Но отцу богов было не до того, чтобы прислушиваться.

  – Дети, сколько раз я вам говорил: займитесь наконец флорой. – И Громовержец обвел толпу олимпийцев тяжелым взглядом.

  – Флорой? – оживился Эрот, хватаясь за колчан.

  – Тьфу! Возбудился! Да не той Флорой! Растениями! Сами видите: животный мир у нас разнообразный…

  – Даже слишком разнообразный… – протянул Геракл, невольно вспомнив немедийского льва, лернейскую гидру и прочих представителей фауны, с которыми ему пришлось иметь дело.

  – …а растительность убогая. Ну, трава, ну, деревья – все одинаковые. Взгляду не на чем остановиться! Давал я каждому из вас задание вырастить что-нибудь оригинальное?

  – Ну, давал… – раздался нестройный хор голосов.

  – А вы? Вот, к примеру, ты, Арес. Ну что ты, спрашивается, создал?!

  – А чего? Росянку! Хорошее растение, боевое. Заманило, захватило и – хлоп! – Бог войны так вдарил ладонью о ладонь, что доспехи на нем громыхнули, как пять тонн металлолома под прессом.

  – Боевое… Смотреть тошно, и воняет бог весть чем! А ты, Артемида? Как… как эта дрянь вообще называется?!

  – Кактус, – гордо вскинула голову последняя девственница Олимпа. – Отлично защищен, обходится минимумом воды. Даже цветет, между прочим!

  – Цветет он у тебя раз в десять лет. А все остальное время как выглядит? Про вас, братцы, я уже вообще молчу, – махнул Зевс в сторону Аида и Посейдона. – Ладно, веревки эти зеленые и бурые, которые ты у себя под водой развесил, – твое личное дело, все равно их никто, кроме тебя, не видит. Но ты-то, брат Аид, ты-то? Что вот это за ботва и чем она от обычной травы отличается?

  – Ботва, может, и ничем, – надменно насупился Аид, – а ты на корень посмотри! – и резким движением выдернул редиску из-под земли.

  – И что теперь? Каждый раз его выкапывать, любоваться и опять сажать? Ладно, селекционеры из вас ни к черту. Но ведь даже о готовом позаботиться не умеете. Я же лично дал разрешение изъять у Гесперид золотые яблоки, чтобы по земле рассадить. Ну и почему вместо золота на деревьях какая-то красная дрянь висит?

  – Выродились! – пискнул неуверенный голос из задних рядов.

  – Это боги у нас выродились, а не яблоки! – рявкнул Громовержец, вздохнул и смягчился. – Так и быть, вот вам новая идея. Раз уж на пустом месте вы ничего толкового сотворить не можете, станем переводить излишки фауны в флору.

  Боги озадаченно смолкли, и над Олимпом повисла небывалая тишина.

  – Знаешь, пап, даже я при всей своей мудрости ничего не поняла, – робко высказалась Афина.

  – Не поняла? А жаль! Я ведь как раз тебя собирался в пример ставить. Дети, ну-ка все посмотрели на Афину!

  Несколько десятков пар глаз с любопытством уставились на богиню мудрости.

  – Вот смотрите: была в городе Колофоне ткачиха. Что у нас, ткачих, что ли, не хватает? Вообще людей этих расплодилось в последние годы немерено… А Афина ее – раз! – и в паука! Хорошее животное, полезное, мух уничтожает…

  – Ну да, а брата ее – в фалангу, – скривился Гермес. – Гадость мохнатая, еще и кусается…

  – При чем здесь «кусается»?! – вспылил Зевс. – В растения будете людей превращать, в рас-те-ни-я! Обеспечивать биоразнообразие. Поняли?!

  Когда через несколько лет боги вновь собрались на Олимпе, Громовержец был настроен куда более благодушно.

  – Ну что ж, ребятки, – снисходительно кивнул он, – неплохо поработали. Гиацинт, нарцисс, лавр, эта… как ее?.. Ниобея бывшая…

  – Плакучая ива, – подсказал Аполлон.

  – Вот-вот. Ну и еще там по мелочи… Глаз радует, цветет, пахнет… Я вот только одного не пойму: зачем вы так много дубов-то понавыращивали? Это ведь уже не рощи, а дубравы целые!

  – Понимаешь, пап, – вздохнула Афина, – из большинства людей, к сожалению, только дубы и получаются.

  

  ©Юлия Боровинская
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий