...< по авторам ...<  

Сказка про белого бычка 2

  У попа была собака. Он ее любил. Она съела кусок мяса. Он ее убил. Старая история.

  Золушка бы сказала:

  -Так бывает, когда все сводится к куску мяса.

  -Поп убил собаку?- удивилась бы Царевна Лягушка.- Что вы, этого не может быть! Ведь он же ее любил, правда? И кусок мяса они поделили поровну - так бывает всегда, когда любят…

  -Сначала любил, а потом убил?- рассмеялся бы царь Горох.- Это ничего, остроумно.

  А кот, старый ученый кот рассудил бы совсем иначе:

  -Такова жизнь. В ней можно быть либо попом, либо собакой, либо мясом, которое едят с обеих сторон. Когда мне предлагают одно из трех, я выбираю четвертое.

  Так сказал бы кот, и я с ним вполне согласен. Довольно с меня этих сказок, у меня есть своя, с лужайкой и деревом, вокруг которого я протаптываю тропинку. И пусть эта тропинка никуда не ведет, зато она никуда не уводит.

  Я иду по кругу, и мне видно все, что делается вокруг. Золушка по-прежнему продает в ларьке свои палочки. Она радуется, что люди тянутся к чудесам, и не понимает, что на ее палочки такой спрос не потому, что они волшебные, а потому что бесплатные. Идет зима, надо запасаться дровами.

  Я узнаю соседа Горыныча. Он стоит в очереди, в самом хвосте, а рядом с ним… Кто это рядом с ним? Да ведь это же Мальчик-с-пальчик и Царевна Лягушка!

  Сорока-ворона кашку варила, деток кормила… Как летит время! Еще недавно они были такие маленькие, и вот уже - такие большие. А сосед Горыныч, напротив, как-то поменьше стал. Одни в гору идут, другие - под гору. Жизнь - это жизнь.

  Я протаптываю свою тропинку. Спешить мне некуда, главное - не сойти с круга.

  Шаг. Остановка. Еще шаг. Остановка.

  На повороте передо мной открывается море. Море - это много воды. Берег - это много песка. Вода заливает песок, и он от этого становится мокрый.

  -Здравствуй, старик!

  Он не слышит меня.

  -Как ловится?

  Он не слышит.

  Он вытащил невод, разложил на песке и стал опорожнять его. Рыбы плюхаются в море, как в котел с водой. А старик снова забрасывает невод.

  Ловись, рыбка, большая и маленькая. Я протаптываю свою тропинку.

  В очереди волнение: кто-то обнаружил старушку, которая норовила шмыгнуть без очереди. Сосед Горыныч качает головой - видно, стыдит. Остальные широко открывают рты - видно, ругаются.

  -Да пропустите ж ее!- слышу я.- Уважайте старость!

  Все начинают уважать старость, и старушку пропускают без очереди. Она что-то долго возится у прилавка - и вдруг исчезает. Вместо нее выволакивается вязанка палочек, которая тут же рассыпается по земле, обнаруживая за собой старушку - бабу Ягу.

  Вот какая старушка хозяйственная: живет в лесу, а ходит сюда за дровами. Сейчас она рассыпала свою вязанку и принимается считать, складывая палочку к палочке.

  Раз, два, три, четыре, пять… Вышел зайчик погулять. Вдруг охотник выбегает. Прямо в зайчика стреляет. Охотник стреляет. Зайчик умирает. Я протаптываю свою тропинку: раз, два, три, четыре, пять…

  Подходит очередь соседа Горыныча. Он берет две палочки и тут же вручает их Мальчику-с-пальчику и Царевне Лягушке. Эти двое целуют Горыныча, потом целуют друг друга и обмениваются палочками.

  Так вот оно что! Значит, Мальчик-с-пальчик все-таки женился на Царевне Лягушке… Выходит, он не зря послал ей тогда стрелу. Нет, конечно, тогда он еще ничего не думал, но - жизнь это жизнь, вырастают дети и смотрят на все другими глазами.

  Дождалась Лягушка своего царевича. Думала, он из-за моря придет, а он тут же сидел, на соседней парте. Интересно, как они там решили свою задачу:

  1 волк + 7 козлят =

  Сколько они тогда спорили из-за этой задачи, а теперь не спорят, значит, все же решили, нашли верный ответ.

  Баба Яга сосчитала палочки, связала их и тут же исчезла за этой вязанкой. Вязанка двинулась, но, кажется, не в ту сторону: вместо того, чтоб удаляться, она стала приближаться ко мне.

  Терем-теремок, кто в тереме живет? Я здесь живу. Заходите, гостями будете.

  -Ты гляди,- удивляется баба Яга.- Никак я за блудилась?

  -Это бывает,- говорю я.- Я и сам заблудился - полсвета обблудил, пока домой попал.

  -В жизни - оно знаете как,- вздыхает баба Яга, усаживаясь на вязанку.

  -В жизни как в жизни,- согласно киваю я.

  Шаг. Остановка. Еще шаг. Остановка. Я протаптываю свою тропинку и разговариваю с бабой Ягой.

  -Ходишь?

  -Хожу.

  -Ты бы ко мне зашел, если ходишь. Я тут рядом, в лесу.

  Я объясняю, что мне некогда, что мне надо ходить по кругу. Туда идти, потом обратно, Потом опять туда. Потому что повторение - мать учения.

  -Я и сама мать, я понимаю,- вздыхает баба Яга.- Только трудное наше дело, материнское. Дети-то нынче знаешь какие пошли?

  Баба Яга рассказывает о своих детях. Уехали они от нее и даже писем не пишут.

  -Ничего, я еще до них доберусь,- говорит баба Яга.- Я с них шкуру спущу, с окаянных. Пусть знают, что мать - это мать…

  Мать - это мать. Действительно, лучше не скажешь.

  -Мне-то самой много ли надо? Все ведь для них, иродов, чтоб им свету божьего не видать, чтоб им пода виться собственными костями!

  Ладушки, ладушки, где были? У бабушки…

  Пусть поговорит старушка, пусть поговорит. Видно, не с кем ей горем своим поделиться.

  -Ты бы все же ко мне зашел, а? Посидели б, по пили чайку. Я б тебе все, как есть, рассказала…

  -Да нет, я уж лучше здесь, у себя дома. Все-таки у себя - это у себя.

  -Что правда, то правда.

  Она встает и скрывается за своей вязанкой.

  -Ну ладно, пойду и я к себе. У меня еще изба не метена, ступа не чищена…

  Я протаптываю свою тропинку. Тропинку, которая никуда не ведет, но зато никуда не уводит.

  Шаг. Остановка. Еще шаг. Остановка.

  На ловца и зверь бежит: старик рыбак поймал золотую рыбку. Он поймал ее, хотя ее действительно не существует в природе. Ее не существует, но он все же ее поймал.

  Как это все понимать? Старик, которому давно пора помирать, вдруг на старости лет поймал золотую рыбку. Рыбку, о которой все знают, что ее нет. И зачем ему золотая рыбка?

  А Золушке все-таки повезло: к ней приехал принц, от которого она когда-то сбежала. Он бросил свое царство и теперь сидит у ларька, ждет, когда Золушка освободится. А когда она освободится? Народу полно, и каждый хочет иметь волшебную палочку.

  А принц ждет. Он сидит под ларьком и держит хрустальные туфельки, потому что хрустальные туфельки - это хрустальные туфельки, мимо них не пройдешь. Но я прохожу мимо - у меня свои дела.

  Куда девалась баба Яга? Что-то ее не видно. Может, к детям своим поехала - помнится, она говорила: «Я еще до них доберусь…»

  Я протаптываю свою тропинку. Я иду по своим следам - в одну сторону, потом в другую, и этому не видно конца.

  Шаг. Остановка. Еще шаг. Остановка.

  Кто же я все-таки - Иванушка-дурачок или, может, Кощей Бессмертный?

  Жили-были дед и баба. У них была курочка Ряба. А у меня - никого. Раньше были - и Снегурочка, и белый бычок, а теперь - где они?.. Неужели на белом свете для белого бычка не найдется белой вороны?.. Нет, не найдется… Ни белой вороны, ни Синей птицы, ни Красной Шапочки… Даже бабы Яги, и той нет - где-то старушка до своих детей добирается.

  А мне некуда добираться. Я хожу по кругу, который не имеет конца, вот какая у меня бесконечная сказка…

  Умрет сосед Горыныч, и дети его состарятся и умрут, и Золушка, как бы она ни старалась жить для людей, тоже умрет, когда придет ее время. И аты-баты умрут все до одного. А я?..

  Шаг. Остановка. Еще шаг. Остановка.

  Жили-были три солдата. Вот и сказочка начата. Жили-были три павлина. Вот и сказки половина. Жили-были три гуся. Вот и сказочка вам… вся? Как бы не так: я поворачиваюсь и иду в обратную сторону…

  Рассказать вам сказку про белого бычка?
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий