...< по авторам ...<  

Урия, старик из Назарета

  Он был чужим среди нас, и жизнь его была скрыта темными завесами.

  Он не следовал заветам нашего Бога, а избрал путь непотребный и постыдный.

  Детство его было мятежным и отвергло сладостное молоко нашей сущности.

  Его юность сгорела, словно высохшая трава, что вспыхивает в ночи.

  А когда он вступил в пору зрелости, он поднял оружие на всех нас.

  Подобные люди зачаты в час отлива человеческой доброты и рождены во время дьявольских бурь. И в бурях живут они всего день, чтобы сгинуть навеки.

  Разве вы не помните его, самоуверенного мальчишку, который спорил с нашими учеными старейшинами, глумился над их достоинством?

  Разве вы не помните его, юнца, зарабатывавшего себе на пропитание пилою и долотом?

  Он никогда не участвовал в праздниках вместе с нашими сыновьями и дочерьми. Он всегда ходил один.

  И не отвечал тем, кто его приветствовал, как будто был выше их.

  Сам я повстречал его однажды в поле и поздоровался. Он лишь улыбнулся, и эта улыбка, как я отметил, была надменной и оскорбительной.

  Вскоре после этого моя дочь вместе со своими подругами отправилась на виноградники – собирать спелые гроздья; она тоже заговорила с ним, но он ей не ответил.

  Он обратился сразу ко всем, собиравшим виноград, как если бы дочери моей среди них и не было.

  После того как он покинул свой народ и пустился бродяжничать, он стал не кем иным, как болтуном-пустомелей. Его голос впивался, как коготь, в нашу плоть, а самый звук этого голоса до сих пор отдается болью в нашей памяти.

  Он говорил о нас, о наших отцах и праотцах одно дурное. Его слова пронзали нашу грудь, как отравленные стрелы.

  Таков был Иисус.

  Будь он моим сыном, я бы отправил его вместе с римскими легионами в Аравию и попросил военачальника поставить его во время сражения в самый первый ряд, чтобы вражеский лучник смог, метко прицелившись, убить его и избавить меня от его оскорбительного высокомерия.

  Но у меня нет сына. И, скорее всего, я должен быть благодарен за это. Ибо, если б мой сын был врагом своего собственного народа, он унизил бы мои седины и я, устыдившись, посыпал бы пеплом свою голову.
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий