...< по авторам ...<  

Веселый день старика Дикобраза

  В этот день старик Дикобраз проснулся раньше обычного и, протерев глаза, обнаружил, что ночевал с открытой клеткой.

  -Ох ты, боже ты мой!- всполошился старик Дикобраз.- Эдак чего доброго украдут…

  Говоря так, старик Дикобраз имел в виду, конечно, себя, потому что, кроме него, ничего доброго в клетке не было.

  -Какая неосмотрительность!- сказал старик Дикобраз и подошел, чтобы закрыть клетку, но в это время его осенила мысль, одна из тех, которые в последнее время все чаще приходили ему в голову.

  «А что если пойти погулять?- подумал старик Дикобраз.- Прогуляться туда-сюда, так сказать, отдохнуть диким образом?»

  И, вместо того, чтобы закрыть дверь клетки, он распахнул ее еще шире.

  Там, снаружи, была свобода, о которой так приятно думать, когда сидишь здесь, внутри. Дикобраз пригладил щетину, имевшую у него привычку торчать, и с удовольствием шагнул изнутри наружу.

  В зоопарке сегодня был день отдыха, но звери все равно показывали себя, словно и не замечали отсутствия публики. Одни делали это небрежно, с достоинством, другие, напротив, бегали, суетились, чтобы успеть каждому попасть на глаза.

  Толстый Бегемот выгрузился из бассейна и равнодушно уставился на птичку Колибри, которая хлопотала в двух шагах от него, пытаясь обратить на себя внимание. Птичка Колибри буквально выбивалась из сил. Она вертела хвостиком, сучила крылышками, поворачивалась и в профиль, и в фас, но на Бегемота это, как видно, не действовало. Он распахнул свою пасть, похожую на паровозную топку, потом захлопнул ее и, зевнув таким образом, стал глядеть в противоположную сторону.

  У клетки африканского Слона Дикобраз на минуту задержался. Дело в том, что Слон как раз выставил наружу свой хобот, и Дикобраз не мог его не пожать, поскольку питал давнюю симпатию к Африке. В этом не было ничего фамильярного: он просто пожал протянутый хобот, сказав при этом несколько слов, приличествующих моменту. Но Слон почему-то обиделся, спрятал свой хобот и выставил вместо него хвост. Тут уж старик Дикобраз не мог удержаться от смеха, потому что хвост африканского Слона оказался намного короче хобота. И старик Дикобраз смеялся долго, до неприличия,- и, уж конечно, не стал пожимать Слону хвост, несмотря на свои давние симпатии к Африке.

  Потом он стоял перед клеткой Белого Медведя. Медведь был до того белый, что отсюда, со стороны, походил на большую тетрадь в клетку, так что на нем даже можно было решить какую-нибудь задачу, но старик Дикобраз был в задачах не силен, да и вообще был не настолько силен, чтобы связываться с Белым Медведем. Но он все же от души посмеялся, представив себе, как на этом Медведе пишут задачу или какую-нибудь резолюцию. Резолюцию нужно писать в углу, а где у Медведя угол? И опять старик Дикобраз смеялся долго и от души.

  Все-таки веселое это дело - отдыхать вот так, диким образом!

  Старый друг Водосвинка, с которым они прежде были соседями, обрадовался гостю и попытался распахнуть дверь, но она была заперта с другой стороны.

  -Извини,- сказал старый друг Водосвинка.- Сторож унес ключи… А ты здесь какими судьбами?

  -Да вот, решил побродить. Когда все время сидишь, это, говорят, вредно для здоровья.

  -Вредно,- вздохнул толстый Водосвинка.

  -Может, вместе пойдем?- предложил старик Дикобраз, предвкушая ответ старого друга Водосвинки.

  -Я бы с удовольствием,- простодушно откликнулся тот.- Да сторож ключи унес… Такое безвыходное положение…

  Водосвинка растерянно почесал за ухом, словно надеясь там отыскать ключи, но, так ничего и не найдя, вздохнул и просунул голову сквозь решетку.

  -Жаль, что мне нельзя выйти,- сказала эта голова, хотя в сложившейся ситуации только она и имела такую возможность.

  -Жаль,- сказал старик Дикобраз и засмеялся, потому что ему совсем не было жаль, ему было даже немножко приятно, что у Водосвинки, по сравнению с ним, все складывается не лучшим, а худшим образом.

  -Почему ты смеешься?- подозрительно спросил Водосвинка.

  -Да так… Вспомнил этот анекдот про Моржа. Ты знаешь анекдот про Моржа?

  Водосвинка знал анекдот про Моржа, и поэтому он тоже начал смеяться. Так стояли они, подталкивая друг друга сквозь прутья клетки, и смеялись Водосвинка над глупым Моржом, а Дикобраз - над глупым Водосвинкой.

  -Ну, я пошел,- сказал старик Дикобраз. И не удержался, чтобы не спросить: - Значит, ты остаешься?

  -Остаюсь,- вздохнул Водосвинка.- Сторож ключи унес.

  Тигры и зебры жили в близком соседстве, но это не способствовало близости их отношений. Тигры по всякому поводу разевали пасть, а зебры сбивались в угол и там, не желая лезть на рожон, тихонько выражали свое недовольство.

  -Черти полосатые!- выражали свое недовольство зебры.

  Старик Дикобраз был далек от этих забот, и он сначала поболтал с зебрами, потом с тиграми и выяснил, что те и другие были, в сущности, премилые существа.

  Тапир, странное животное, нечто среднее между лошадью и свиньей, спросил у Дикобраза что-то по поводу ипподрома.

  -Интересно, кто сегодня первый пришел,- сказал он, укладывая поудобнее свое грузное тело.- Я всегда слежу за тем, кто пришел первым.

  -И вы тоже бегаете?- в свою очередь поинтересовался старик Дикобраз.

  -Бегаю ли я!- воскликнул Тапир и посмотрел на Дикобраза так, как смотрит профессор на студента-двоечника.- Бегаю ли я! Нет, мой дорогой, я отнюдь не бегаю, отнюдь! Но это нисколько не мешает мне быть в курсе того, как бегают другие. Вы поняли мою мысль?

  -Нет,- сказал старик Дикобраз.- Ничего я не понял.

  -Ну как же!- досадливо поморщился Тапир.- Для того, чтобы узнать вкус борща, не обязательно в нем вариться. Для того, чтоб понимать скачки, не обязательно самому скакать очертя голову. Улавливаете?

  -Нет, не улавливаю,- сказал старик Дикобраз и засмеялся.

  -Ну как бы вам популярнее объяснить?- волновался Тапир.- Как бы вам изложить подоходчивей?

  Он задумался, склонив голову, которая, пока он думал, опускалась у него все ниже и ниже, затем коснулась пола и замерла. Глубокая задумчивость обычно переходила у Тапира в глубокий сон.

  Потом был Носорог, страшный зверь, с которым даже жутко болтать, разве что через решетку. Пользуясь этой решеткой, Дикобраз все же с ним поболтал, но не извлек из этого удовольствия, потому что страшный зверь Носорог был начисто лишен чувства юмора.

  -Послушайте, что это у вас на носу?- спросил его старик Дикобраз.

  -Рог,- сказал Носорог.

  -А я думал, что это тросточка.

  -Нет, это рог,- сказал Носорог.

  -А может быть, это хвост?- спросил Дикобраз, вспомнив историю со Слоном.- Может, вы стоите наоборот и с вами нужно с другой стороны разговаривать?

  -Нет, это рог,- сказал Носорог.

  Ничего интересного. Правда, Дикобраз посмеялся, но не от души, а только так, в порядке разъяснения.

  -Смеетесь?- спросил Носорог.- Тут у нас Леопард растерзал Быка. Я тоже очень смеялся.

  Клетка клеткой, но мало ли что…

  -Нет, я не смеюсь,- сказал Дикобраз и попрощался с Носорогом.

  День кончился, пора было возвращаться домой. Старик Дикобраз шел по аллее, в темноте натыкаясь на клетки лисиц и пантер, которые ворчали, выражая свое недовольство. По ошибке он чуть было не попал в клетку Льва, но она, к счастью, оказалась запертой.

  «Хорошо, что они сидят в клетках,- подумал старик Дикобраз.- Иначе хоть не выходи из дому!»

  Дома, уже засыпая, он вдруг вспомнил этот дурацкий анекдот про Моржа и опять посмеялся над простаком Водосвинкой. Потом вспомнил, что Леопард растерзал Быка, встал и поплотнее закрыл дверь своей клетки.

  И снова долго смеялся.
0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий