...< по Авторам ...< по Темам

В алфавитном порядке:

Я  человек, которого намного легче чувствовать, чем говорить о нем. Единственную мою хорошую характеристику я читал в «Семи столпах». Люди не могут определить меня в трех словах, потому что я разнообразен, и у меня нет единой характеристики. Потому моих друзей раздражают все мои описания, которые они слышат: и никто не может сказать ничего такого, что оправдало бы их  раздражение. Так объясняется притягательность и  тайна.

опубликовано в книге «T.E. Lawrence to his biographers» (1938)

«Я человек, которому Бог дал все». Если бы мне нужно было заполнять анкету, я бы во всех пунктах отметил «есть все». Таких стилистов и модельеров, как я, единицы, таких не может быть целое поколение.

Я  человек самого мирного склада. Вот чего я хотел бы: скромная хижина, соломенная кровля, но хорошая постель, хорошая пища, очень свежее молоко и масло, перед окном цветы, перед дверью несколько прекрасных деревьев, и, если Господь захочет вполне осчастливить меня, он пошлет мне  радость - на этих деревьях будут повешены этак шесть или семь моих врагов. Сердечно растроганный, я прощу им перед их  смертью все обиды, которые они мне нанесли при  жизни. Да, надо прощать врагам своим, но только после того, как их повесят.

Я — червонная дама. Другие, все три,
Против меня заключают тайный союз.
Над девяткой, любовною картой, — смотри:
Книзу лежит острием пиковый туз,
Занесенный над сердцем колючий кинжал.
Видишь: в руках королей чуждых — жезлы,
Лишь червонный один меч в руке своей сжал,
Злобно глядит, — у других взгляды не злы…
Будет любовь поединком двух воль.
Кто же он, кто же он, грозный король?

Ни друзей, ни веселий, ни встреч, ни дорог! —
Словно оборвана нить прежней судьбы,
И не свадебный хор стережет мой порог, —
Брачной постелью в ту ночь будут гробы.
От всего, что любимо, меня отделя,
Черные, видишь, легли карты кругом.
Мысли, черные мысли — гонцы короля:
Близок приход роковой в светлый мой дом…
Будет любовь поединком двух воль.
Кто же он, кто же он, грозный король?

Гадание. Ноябрь 1915 (?)

Я черный американец. Я горжусь своей расой. Я горжусь тем, кто я есть.

Я, честно говоря, перестал следить за тем, какие договоренности принимаются в Евросоюзе, какие сроки назначаются для рассмотрения очередных черных, серых или другого цвета списков.

Я четыре раза был женат, но кого это е…? Я пятикратный чемпион мира и Европы по парикмахерскому искусству, приехал — и меня ни один журналист не встретил в аэропорту. Зато первая большая статья, которая появилась после этого обо мне, была на тему: «Правда ли, что Сергей Зверев — гей?». Гей, не гей — это один из самых интересных разговоров.

Я числюсь по России.

В ответ на вопрос: «Где вы теперь служите?» (в конце 1828 г.), по воспоминаниям «Старого лицеиста» (опубл. в 1880 г.). Гессен С. Я., Модзалевский Л. Б. Разговоры Пушкина. – М., 1991, с. 138.