...< Александр Дмитриевич Шмеман ...< по Авторам ...< по Темам ...< по Алфавиту ... Случайные >...

А евразийцы прямо махнули к Тамерлану и Чингис-хану. Не дается русским самостоятельность, свобода — ни мысли, ни души. Всегда они в пленении каким-нибудь очередным идолом, максимализмом, чьей-то чужой целостностью. Так же и интеллигенция возвращалась к Церкви и Православию как к чему-то внешнему и сразу же, оказавшись внутри валась и от мысли, и от свободы, сразу простиралась перед Типиконом. И во имя этого вновь обретенного Типикона с упоением начинала отрицать и оплевывать все лучшее в себе. Дар всемирного понимания, Нам внятно все: на вершинах и взлетах русской культуры это несомненно так. Но слаб в ней логос и сильна эмоция. Русские не любят, а влюбляются — даже в Гегеля и Маркса. В Запад, в Византию, в Восток. И влюбление сразу же ослепляет, лишает как раз внятности и понимания. Мучительные страницы в Автобиографических записках Булгакова о том, как он влюбился в Государя. Но он, собственно, всю жизнь во что-нибудь влюблялся и сразу же строил теорию на этом шатком основании. А другие влюблялись в Отцов, в икону, в быт. И всякая часть — таков закон этой русской влюбчивости — моментально превращается в целое, тогда как единственный смысл всех этих объектов влюбления, что только как части они и осмысленны, не идолы. Пушкин России нужен гораздо больше, чем Типикон. Во имя Пушкина нельзя ненавидеть, резать и сажать в тюрьму. А во имя Типикона очень даже можно.

«Дневники 1973—1983»

0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий