...< Николай Андреевич Римский-Корсаков ...< по Авторам ...< по Темам ...< по Алфавиту ... Случайные >...

Вкусы кружка тяготели к Глинке, Шуману и последним квартетам Бетховена. Восемь симфоний Бетховена пользовались сравнительно незначительным расположением кружка. Мендельсон, кроме увертюры Сон в летнюю ночь, Hebriden и финала октета, был мало уважаем и часто назывался Мусоргским Менделем. Моцарт и Гайдн считались устаревшими и наивными; С.Бах - окаменелым, даже просто музыкально-математической, бесчувственной и мертвенной натурой, сочинявшей как какая-то машина. Гендель считался сильной натурой, но, впрочем, о нем мало упоминалось. Шопен приравнивался Балакиревым к нервной светской даме. Начало его похоронного марша (b-moll) приводило в восхищение, но продолжение считалось никуда не годным. Некоторые мазурки его нравились, но большинство сочинений его считалось какими-то красивыми кружевами и только. Берлиоз, с которым только что начинали знакомиться, весьма уважался. Лист был сравнительно мало известен и признавался изломанным и извращенным в музыкальном отношении, а подчас и карикатурным. О Вагнере говорили мало. К современным русским композиторам отношение было следующее. Даргомыжского уважали за речитативную часть Русалки; три оркестровые его фантазии считали за курьез и только (Каменного гостя в ту пору не было) романсы Паладин и Восточная ария очень уважались; но в общем ему отказывали в значительном таланте и относились к нему с оттенком насмешки. Львов считался ничтожеством. Рубинштейн пользовался репутацией только пианиста, а как композитор считался бездарным и безвкусным. Серов в те времена еще не принимался за Юдифь, и о нем молчали.

«Летопись моей музыкальной жизни»

0
Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий