Блажен, кто не тронут любовным огнем,
Легко ему ночью и весело днем.

Брак - дело важное, когда даешь ты  слово - Лишь сердца слушайся, и никого другого.

Брак - дело важное, когда даешь ты  слово -
Лишь сердца слушайся, и никого другого.

Вам суждены века, а мне - одно мгновенье,

В котлах же бигос прел. Такого слова нету,
Чтоб описать его по вкусу и по цвету.
Что слово? Плод ума. Что рифма? Лишь туман.
Не схватит сущности желудок горожан.
Кто не живал в Литве, тот и в оценках пресен,
Не знает кушаний, и не отведал песен.

Всякий гражданин равен перед законом и властями.

Да, бигос - лакомство, особенный состав,
Где сочетание всех специй и приправ.
Капусты квашеной туда крошат с любовью,
Она сама в уста влезает, по присловью.
Потеет, парится капуста на огне,
Под нею мяса слой томится в глубине.
Но вот кипящие перебродили соки
И с паром брызнули по краешку потеки,
Пополз по просеке крепчайший аромат.
Готово! Трижды все воскликнули «Виват!»
Помчались, ложками вооружась для бою,
Таранят медь котлов свирепою гурьбою.
Где ж бигос? Где? Исчез. Лишь в глубине котла,
В угасшем кратере, еще курится мгла.
Впервые став рабом, клянусь, я рабству рад.
Все  мысли о тебе, но мыслям нет стесненья,
Все  сердце - для тебя, но сердцу нет мученья,
Гляжу в глаза твои - и радостен мой  взгляд.

Как наша прожила б планета,
Как люди жили бы на ней
Без теплоты, магнита, света
И электрических лучей?
Что было бы? Пришла бы снова,
Хаоса мрачная пора.
Лучам приветственное слово,
А солнцу - громкое ура!

Кто веселится, тот ни о чем дурном не думает.

Кто едет на возу, у русских говорится,
Случается тому под возом очутиться.

Кто человеком не был на земле,
Тому помочь не властен человек!

Научный работник не должен задаваться целью сделать открытие, его  задача – глубокое и всестороннее исследование интересующей его области науки. Открытие возникает только как побочный продукт этого исследования.

Не молкнет лишь фонтан в печальном запустенье,

Необходимо нечто большее, чем  талант, чтобы понять настоящее, нечто большее, чем  гений, чтобы предвидеть будущее, а между тем так легко объяснить минувшее.

Не раз я счастьем звал часы пустых услад,
Не раз обманут был игрой воображенья,
Соблазном красоты иль словом обольщенья,
Но после жребий свой я проклинал стократ.