Единственное, что должно быть хорошо организовано на оккупированных русских территориях,— это транспорт. Ибо бесперебойная работа транспорта в стране есть одно из основных предварительных условий для установления над ней контроля и использования ее экономических ресурсов.

«Застольные беседы Гитлера», 1941—1944 г.

Если бы евреев не осталось, их пришлось бы изобрести.

Из бесед в узком кругу (1934), согласно Г. Раушнингу: «...Значит ли это, что евреев <... следует уничтожить?». – «Нет. В таком случае их пришлось бы изобрести. Людям нужен зримый образ врага <...». Раушнинг Г. Говорит Гитлер... – М., 1993, с. 182 (гл. 15). «Если бы Бога не существовало, его пришлось бы изобрести» – цитата из Вольтера («Послание к автору новой книги о трех обманщиках», 1769).

Если бы мы сумели поставить все и вся на службу этой идее, тогда нынешняя мольба плаксивых маргариновых патриотов “Господи, пошли нам свободу!” вскоре сменилась бы действительно смелыми лозунгами, и мы сумели бы добиться того, что каждый немецкий мальчик стал бы обращаться к Всевышнему с горячей мольбой: “Господь Всевышний, благослови наше оружие, окажи ту справедливость, которую Ты всегда оказывал! Суди Сам, заслуживаем ли мы теперь свободы. Господь Бог, ниспошли благословение нашей борьбе!”

Если бы не  опасность распространения большевизма по всей Европе, я бы не стал препятствовать революции в Испании, там бы истребили всех попов. Если у нас попы придут к власти, то в Европу вернутся самые мрачные времена средневековья.

«Застольные беседы Гитлера», 19.02.1942

Если бы не христианство, кто знает, какой была бы история Европы. Рим завоевал бы всю Европу, и его легионы отразили бы натиск гуннов. Именно христианство погубило Рим, а не германцы и гунны.

«Застольные беседы Гитлера», 27.01.1942

Если война проиграна, народ тоже погибнет. <… Ибо этот народ оказался более слабым и будущее принадлежит <… более сильному восточному народу.

Министру вооружений Альберту Шпееру 19 марта 1945 г.; эти слова приведены в письме Шпеера Гитлеру, написанном вскоре после беседы. Fest J. Hitler. – Frankfurt a/M.; Berlin, 1974, S. 999.

Если дело дойдет до войны, то ее результатом будет не большевизация мира и не  победа еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе.

Если какая-нибудь страна, подобно России, отгораживается от всего мира, то лишь с целью лишить своих граждан возможностей для сравнения.

Если нам не удастся завоевать мир, мы должны ввергнуть в уничтожение вместе с нами полмира.

Если русские, украинцы, киргизы и пр. научатся читать и писать, нам это только повредит. Ибо таким образом более способные туземцы смогут приобщиться к некоторым историческим знаниям, а значит, и усвоят политические идеи, которые в любом случае хоть как-то будут направлены против нас.

«Застольные беседы Гитлера», 1941—1944 г.

Если Франция в продолжение еще каких-нибудь трех веков будет развиваться в том же направлении, последние остатки франкской крови исчезнут, растворившись в новом европейско-африканском мулатском государстве.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Если я стою здесь как революционер, то как революционер против революции.

Речь 26 фев. 1924 г. на процессе в Мюнхене по делу о «пивном путче» Andrews, p. 195

Еще раз раздались прекрасные патриотические песни нашей родины. Подхваченные бесконечным потоком немецких солдат эти чудесные песни неслись к небу. В последний раз Творец небесный посылал Свою милостивую улыбку Своим неблагодарным детям.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Женщина гораздо охотнее покорится сильному, чем сама станет покорять себе слабого.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Жесткая борьба за приоритет немецкого народного духа не может быть связана с какими-то там законами… Возможные методы несовместимы с существующими принципами… Нельзя допустить, чтобы польская интеллигенция возглавила польское общество… Очистить старые и новые имперские области от евреев, поляков и всякого сброда…

Жизнь - это очередь за  смертью, но некоторые лезут без очереди.

За себя же и за всех подлинных национал-социалистов я скажу: для нас существует только одна доктрина - народ и  отечество.

За себя же и за всех подлинных национал-социалистов я скажу: для нас существует только одна доктрина — народ и  отечество.

книга «Моя борьба», 1924 г.