Одна гениальная идея важнее, чем целая жизнь, заполненная бюрократической работой.

Однажды на мансарде дома где-нибудь по Вильгельмштрассе поселится невзрачный человек, которого все будут считать школьным преподавателем, вышедшим на пенсию, с роговыми очками, плохо выбритый и с бородкой. В свою комнату он никого пускать не будет, поскольку там совершенно спокойно соберет снайперскую винтовку. Потом станет терпеливо час за часом, день за днем держать под прицелом балкон имперской канцелярии. И настанет день, когда он нажмет на спусковой крючок.

Одна кровь — одно государство!

книга «Моя борьба», 1924 г.

Он такой милый пожилой джентльмен – я дал ему свой автограф на память.

Так будто бы сказал Гитлер о Невилле Чемберлене после подписания Мюнхенских соглашений (30 сент. 1938 г.). Cohen, p. 173.

Отчаянная борьба за  существование, которую ты только что вел сам, зачастую убивает в тебе всякое сострадание к тем, кому выбиться в люди не удалось.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Очень хорошо, что я не пустил попов в партию. 21 марта 1933 года — в Потсдаме — встал вопрос: идти или не идти в церковь? Я завоевал государство, не испугавшись проклятий обеих конфессий.

«Застольные беседы Гитлера», 3.12.1941

Пакт с Советским Союзом неправильно понят. Это пакт с сатаной, чтобы изгнать дьявола.

На совещании с депутатами рейхстага и гауляйтерами в Берлине 28 авг. 1939 г. Приведено в «Военном дневнике» Франца Гальдера. Отд. изд. – М., 1968, т. 1, с. 74. В «Моей борьбе» (1925—1927) Гитлер писал: «Нельзя побороть дьявола при помощи Вельзевула», т.е.: западные демократии при помощи большевистской России. Hitler, S. 659 (ч. II, гл. 14).

Парламентаризм является причиной того невероятного наплыва самых ничтожных фигур, которыми отличается современная политическая жизнь.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Парламентарный принцип решения по большинству голосов уничтожает авторитет личности и ставит на ее место количество, заключенное в той или другой толпе.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Партия хорошо делает, не вступая ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого. Ибо, если я достиг чего-либо, мне придется во всеуслышание объявить: я добился этого только с благословения церкви. Так я лучше сделаю это без ее благословения, и мне никто не предъявит счет.» «В наши дни  человек, знакомый с открытиями в области естествознания, уже не сможет всерьез воспринимать учение церкви: то, что противоречит законам природы, не может быть божественного происхождения и господь, если пожелает, поразит молнией также и  церковь.» «Поскольку любые потрясения суть зло, лучше всего будет, если нам удастся, просвещая умы, постепенно и безболезненно преодолеть такой институт, как церковь.

«Застольные беседы Гитлера», 11.11.1941

Первое, что нам нужно сделать, - это спасти [Германию] от правящих нашей страной евреев… Надо спасти Германию от страданий, доставшихся на долю Другого, смерти на Кресте.

Перед лицом великой цели никакие жертвы не покажутся слишком большими.

Позаботьтесь о том, чтобы наш  народ завоевал себе новые земли здесь, в Европе, а не видел основы своего существования в колониях.

Пока профессиональная деятельность имеет целью улучшение жизни целого сословия, которое является одной из главных опор нации, это движение не только не враждебно отечеству и государству, напротив, оно «национально» в лучшем смысле слова.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Пока я руковожу партией, она не будет дискуссионным клубом для безродных литераторов и салонных большевиков.

Полиция новой Германии ничем не лучше старой.

Помилуй Бог, разве не ясно, что  война 1914 г. отнюдь не была навязана массам, что массы напротив жаждали этой борьбы!.. Я и сам испытал в эти дни необычайный подъем. Тяжелых настроений как не бывало. Я нисколько не стыжусь сознаться что, увлеченный волной могучего энтузиазма, я упал на колени и от глубины сердца благодарил Господа Бога за то, что Он дал мне  счастье жить в такое время.

книга «Моя борьба», 1924 г.

Последствия удачного покушения имели бы для общественности ужасные последствия.