Агафон охотно и обильно пользовался антитезами. Когда кто-то, словно для того, чтобы исправить его драмы, хотел повычеркивать из них антитезы, он сказал: «Любезнейший, (…) ты (…) вычеркиваешь Агафона из Агафона».

Ведь только одного и  богу не дано: Не бывшим сделать то, что было сделано.

Вероятно и то, что много происходит невероятного.

Весьма вероятно наступление невероятного.

Гневливый человек, хотя бы мертвого воскресил, не будет угоден Богу.

Дерзость подобна великому зною, который когда наступит, то все бегут от лица его, и портятся плоды на деревьях.

Каждый, кого коснется Эрот, становится поэтом.

По воле моей никогда не ложился я спать, имея в  сердце гнев на кого-либо, и по силе моей не отпускал спать другого, имеющего против меня что-либо.