Актеры — это моя  семья. Я не требую от актера «играть». Говорю: смотри на мой палец и улыбайся. И он слушается, потому что не хочет оказаться на моем месте и за все отвечать.

Кино — это свет, а с солнцем соперничать бессмысленно. Вернее кино — это свет и тени, игра между ними. Тени — это  жизнь. Мужчина и женщина противостоят миру, ничего нового тут не придумаешь.

Мои  герои никогда не сдаются, разве что перед любовью — но в такой ситуации любой человек уязвим.

Нынешних молодых режиссеров больше всего волнует не форма и не содержание, а фрак для «Оскара». Они хотят делать плохие фильмы, которые притворяются хорошими. Лично я предпочитаю откровенно плохое кино.

Сам я из рабочих и понятия не имею, как делать фильм для богатых. О чем они между собой говорят? Предположим, она смотрится в зеркало: какое бы платье мне надеть вечером? А он: Ах, у меня сегодня ужасный стресс.

Цифровая техника меня не привлекает. Моя старенькая камера все еще исправно работает — зачем ее менять? За технику прячутся те, кому сказать нечего.

Я верю, что рай — такой большой ресторан, где за соседними с тобой столиками выпивают Луис Бунюэль, Эрих фон Штрогейм, Ясудзиро Одзу.

Я хотел бы быть оптимистом, но надежду у меня вызывает только таяние льдов в Заполярье. Пора человечеству освободить планету от  проблем, им же самим созданных — тогда растения и  животные могли бы жить в мире.