Нельзя научиться программированию с помощью ручного калькулятора, но можно забыть арифметику.

Нельзя передать сложность, а только знание о ней.

Нельзя перейти от неформального к формальному с помощью формальных средств.

Не путайте: Машины обрабатывают числа, а не символы. Мы измеряем свое понимание (и контроль) степенью арифметизации деятельности.

Не слабости, а достоинства языка определяют направления его изменений. Увы, язык никогда не сможет избавиться от своего эмбрионального мешка.

Не создатели, а пользователи должны параметризовать процедуры.

Не стоит изучать язык, который не меняет вашего представления о программировании.

Не стоит писать программу без цикла и структурированной переменной.

Никогда не кончатся объекты программирования, пока у нас под рукой есть хотя бы одна программа.

Обработать ошибку легко: Постарайтесь исправить программу. Удачный запуск тоже легко обработать: Вы решили не ту задачу. Постарайтесь исправить и эту ошибку.

Обучение детей программированию противоречит современной теории обучения. Разве интересно составлять планы, овладевать дисциплиной в организациии мышления, уделять внимание деталям и учиться быть самокритичным?

Одиннадцатая заповедь гласит: «Вычисляй» или «не вычисляй» — я уже не помню.

Оптимизация препятствует эволюции.

Остерегайтесь бочки меда с ложкой дегтя тьюринга, где все возможно, но все интересное слишком сложно.

Отказ от языка ассемблера был яблоком раздора в наших садах эдема: Языки, использование которых приводит к растранжириванию машинного времени, греховны. Бормашина сегодня позволяет своим программистам отказаться от фигового листка.

Перспективность программиста можно оценить, узнав его мнение о жизнеспособности фортрана.

Подумайте, сколько психических сил потрачено на поиски коренного различия между «алгоритмом» и «программой».

Подумать только! С помощью сверхбольших интегральных схем мы можем упаковать 100 «эниаков» в 1 кв. См.