В детстве я не понимала Шекспира, я просто не понимала его.

Весь принцип - быть знаменитостью - это не то, в чем я сильно заинтересована. Я не появляюсь на вечеринках. Это просто не для меня.

Вещь, на которую я всегда ориентируюсь, - я всегда буду писать песни.

В 16 лет ты совершаешь определенные ошибки потому, что еще многого не знаешь.

В любом случае, песня пишется сама по себе, так что мне больше нечего сказать.

Вся моя жизненная философия в том, что я не забочусь о внешних проявлениях. То, что я хочу сказать, намного важнее длины моих ресниц.

Давным-давно я решила взять позитивные стороны своего опыта и не забивать голову остальными. Я всегда верила, что можно делать все, что хочешь, с тем, что  жизнь бросает тебе.

Душевное спокойствие на пять минут - вот чего я жажду.

Если люди не позволят себе пораниться, испытать боль и разозлиться, они никогда не сделают следующий шаг.

Если честно, в настоящее время я ничего не боюсь.

Иногда на сцене я как  зеркало. Моя  музыка становится меньше обо мне и больше о том, что аудитория видит во мне такого, что напоминает им о себе.

Когда я была подростком, у меня не было высокой самооценки, как у большинства тинейджеров. Я думала, что мою позицию никто не разделяет. Эх, если бы я могла послушать себя теперешнюю в 14 лет.

Мне очень нравятся автобиографичные песни.

Мое тело скорее инструмент, чем  гордость.

Мы все разные. Как только ты сравниваешь себя со стандартом, появляется 99 % людей, которые не подойдут. Это что означает, что 99 % людей на этой планете должны чувствовать себя ужасно? Стандарты придуманы в качестве еще одного препятствия для нас, простых смертных, чтобы преодолевать их и превосходить.

Не думаю, что я такой артист, который заявляет: «Я звезда, можете сделать из меня идола». Я говорю так: «Я  человек, вы можете соотнести себя со мной».

Нельзя избежать боли. Это часть прелести быть живым.

Нет более приятного ощущения, когда ты сочиняешь что-то, что является частью тебя, и ты, в некотором смысле, собираешься сообщить это кому-нибудь еще.