Можно быть святым и без  Бога.

Молчать - верить самому себе.

Мы всегда преувеличиваем важность жизни отдельного человека. Есть множество людей, не знающих, что делать с жизнью, - не так уж безнравственно лишить их ее.

Мы можем все сделать наилучшим образом, все понять, а затем всем овладеть. Но мы никогда не сможем отыскать или создать ту  силу любви, которую отняли у нас безвозвратно.

Мы обращаемся к  Богу лишь для того, чтобы получить невозможное.

Мыслитель движется вперед, лишь если он не спешит с выводами, пусть даже они кажутся ему очевидными.

Мыслить можно только образами. Если хочешь быть философом, пиши романы.

Надо или  жить во времени, или в нем  умирать, или изъять себя из него ради жизни, над ним возвышающейся.

На  любви ничего нельзя построить: она - бегство, боль, минуты восторга или стремительное падение.

Наука объясняет то, что функционирует, а не то, что есть.

Начало всех великих действий и мыслей ничтожно. Великие деяния часто рождаются на уличном перекрестке или у входа в ресторан.

Неизбежно только одно: смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и  жить в мире, если желать этого как следует - очень сильно и долго.

Несчастье художника в том, что он живет и не совсем в монастыре, и не совсем в миру, причем его мучат соблазны и той и другой жизни.

Нетрудно представить себе европейца, обратившегося в буддийскую веру, ибо это обеспечивает ему  жизнь после смерти, которую Будда считает непоправимым злом, но которой человек желает изо всех сил.

Нет такого тяжкого преступления, на которое умный человек не чувствовал бы себя способным.

Ни одно гениальное произведение никогда не основывалось на ненависти или презрении.

Ницше, внешняя сторона жизни которого была более чем однообразна, доказывает, что  мысль, работающая в одиночестве, сама по себе страшное приключение.

Ничто так не воодушевляет, как сознание своего безнадежного положения.