Природа скрывает свои секреты за счет присущей ей высоты, а не путем уловок.

Прости меня, Ньютон.

«Нечто автобиографическое»

Процесс научных открытий - это, в сущности, непрерывное бегство от чудес.

Религия, Искусство и  Наука - это ветви одного и того же дерева.

Решение физических проблем - это детская игра по сравнению с научно-психологическими исследованиями детской игры.

Самое непостижимое в мире - то, что он постижим.

Самым непонятным в нашем мире является то, что он все-таки понятен.

Свобода человека в современном мире похожа на свободу человека, разгадывающего кроссворд: теоретически, он может вписать любое слово, но на самом деле он должен вписать только одно, чтобы кроссворд решился.

Сделай настолько просто, насколько это возможно, но не проще.

Сила всегда привлекает людей с низкими моральными качествами.

Слова были и остаются пустым звуком; и, служа идеалу лишь на словах, погибнуть за него невозможно. Но  личность творится не тем, что  человек слышит и говорит, а трудом и деятельностью.

Сложные проценты - это самая могущественная сила во вселенной.

Смысл жизни имеет лишь жизнь, прожитая ради других.

Совершенные средства при неясных целях - характерный признак нашего времени.

Сообщения о моей религиозности являются чистейшей ложью. Ложью, которая настырно повторяется! Я не верю в персонализированного Бога. Свое отношение к богу я выражал ясно и никогда не отказывался от своих слов. Если же что-то из моих высказываний может показаться кому-то религиозными, то это, вероятно, - мое безграничное восхищение структурой мироздания, насколько наша наука может ее постичь.

Из письма Эйнштейна от 24 марта 1954 года

Способность воспринимать то непостижимое для нашего разума, что скрыто под непосредственными переживаниями, чьи  красота и совершенство доходят до нас лишь в виде отраженного слабого отзвука, - это и есть религиозность. В этом смысле я религиозен». В этом смысле я тоже религиозен, с той поправкой, что «непостижимое» не означает «закрытое для постижения.

С тех пор, как за теорию относительности принялись математики, я ее уже сам больше не понимаю.