В годы войны негативные явления советского коммунизма не только не ослабли, а, наоборот, усилились и обнажились. Я относился к ним не как антикоммунист, я таковым никогда не был и не являюсь, — а как «настоящий» (романтический) коммунист, считавший сталинизм изменой идеалам настоящего коммунизма.

Гомо советикус.

Загл. книги о «советском человеке» (1982) Позднее Зиновьев утверждал, что выражение «гомо советикус» служило названием вступительной главы коллективной монографии «Советские люди» (М., 1974). Однако это сообщение следует считать мистификацией – такой монографии не существовало.

Диссидентское движение было организовано Западом. Это была первой попыткой создания «пятой колонны»… Интеллектуальный и моральный уровень их был не высок. Когда я оказался на Западе, то убедился, что на 90 % это шкурники (1998).

Катастройка.

Загл. эссе (1988) и романа (1990) Контаминация слов «катастрофа» и «перестройка».

Метили в  коммунизм попали в Россию.

Из публицистики начала 1990 х гг. Как «крылатые слова» Зиновьева цитировалось в еженедельнике «Завтра». 1993, № 2, с. 5. Цитируется также в форме: «Целили в коммунизм...» Осенью 1920 г. участник «белого» движения, будущий идеолог сменовеховства и «национал большевизма» Н. В. Устрялов писал: «Метили в большевиков, попали по России, в себя самих... Не остановиться ли?» (письмо к княгине Л. В. Голицыной). «Грани», 1999, № 192, с. 218.

На мой  взгляд, что как социальные мыслители и Сахаров, и Солженицын — полные ничтожества. Полные ничтожества!.. Я отношусь к ним с презрением (1998).

Сегодня в России, пожалуй, главный лозунг — это «Обогащайся всеми доступными способами». И чем больше человек уворует, тем меньше у него шансов, что он отправится в тюрьму (1998).