Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела.

Так будто бы говорил Безбородко молодым русским дипломатам в конце своей дипломатической карьеры.