Большевики еще у власти - люди еще живы…

Главным принципом любой конституции является положение о том, что верховная власть не может принимать закона без одобрения представителей народа.

Если бы тогда [в 1917] было телевидение, никто бы меня не смог победить!.

Заложник демократии.

Выражение возникло из высказываний Керенского марта 1917 г., когда он вошел во Временное правительство как единственный министр социалист: «Войдя в состав Временного правительства, я остаюсь тем же, кем был – республиканцем. (...) Когда вы усомнитесь во мне – убейте меня. Я заявляю Временному Правительству, что я являюсь представителем демократии...» (речь в Петроградском Совете рабочих депутатов 2 марта 1917 г. ). Варшавский В. С. А. Ф. Керенский. – Пг., 1917, с. 28-29; «Я ваш заложник среди членов Временного правительства» (речь к делегатам от Черноморского флота в Мариинском дворце 15 марта 1917 г.). «День», 16 марта 1917, с. 2. Позднейший комментарий: «Керенский постоянно называл себя «заложником демократии в буржуазном правительстве». (...) Заложников обыкновенно берет более сильная сторона в обеспечение того, что побежденные ею элементы не будут предпринимать никаких враждебных действий (...). По существу дела Керенский (...) понимал роль свою именно в этом смысле».

Нам суждено повторить сказку Великой Французской революции!

Речь в Одессе 16 мая 1917 г.

Неужели русское свободное государство есть государство взбунтовавшихся рабов? (…) У меня нет прежней уверенности, что перед нами не взбунтовавшиеся рабы, а сознательные граждане, творящие новое государство.

Речь на съезде делегатов флота 29 апр. 1917 г. Высказывание восходит к К. С. Аксакову: «Раб бунтует против власти, им не понимаемой, без воли его на него наложенной и его не понимающей. Человек свободный не бунтует против власти, им понятой и добровольно призванной. (...) Бунтовать может только раб, а свободный человек не бунтует» (неозаглавленная заметка, опубл. посмертно под назв. «О том же»).

Предложение о вступлении в масоны я получил в 1912 году, сразу же после избрания в IV Думу. После серьезных размышлений я пришел к выводу, что мои собственные цели совпадают с целями общества, и принял это предложение. Следует подчеркнуть, что общество, в которое я вступил, было не совсем обычной масонской организацией. Необычным прежде всего было то, что  общество разорвало все связи с зарубежными организациями и допускало в свои ряды женщин. Далее, были ликвидированы сложный ритуал и масонская система степеней; была сохранена лишь непременная внутренняя дисциплина, гарантировавшая высокие моральные качества членов и их способность хранить тайну. Не велись никакие письменные отчеты, не составлялись списки членов ложи. Такое поддержание секретности не приводило к утечке информации о целях и структуре общества. Изучая в Гуверовском институте циркуляры Департамента полиции, я не обнаружил в них никаких данных о существовании нашего общества, даже в тех двух циркулярах, которые касаются меня лично.

Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары.

Судьба умеет иногда хорошо шутить.

Так блестяще была выполнена первая часть хитро-задуманного стратегического плана «патриотической» реакции. Руками большевиков Временное Правительство свергнуто и ненавистный человек больше не у власти. Оставалось осуществить вторую, главную часть - в три недели справиться с большевиками и установить в России здоровую, национальную, а главное, сильную власть…

Я (…) не буду Маратом русской революции.

Выступление в Московском совете рабочих депутатов 7 марта 1917 г.На вопрос из зала о дальнейшей судьбе Николая II Керенский ответил: «Николай Романов просил вашего покровительства. Революция была почти бескровной. Я не хочу, чтобы она омрачалась. Я не хочу и не буду Маратом русской революции». «Утро России», 8 марта 1917, с. 2.