В глубине души я всегда рад, когда бьют евреев. И все таки не надо допускать этого.

В беседе с варшавским генерал губернатором И. В. Гурко (согласно записи в дневнике Е. М. Феоктистова 21 янв. 1891 г.).

Венское правительство противилось нашему «непрерывному вмешательству в сферу влияния Австро-Венгрии» на Балканах, и австро-венгерский посол в С. Петербурге угрожал нам войною. На большом обеде в Зимнем Дворце, сидя за столом напротив Царя, посол начал обсуждать докучливый балканский вопрос. Царь делал вид, что не замечает его раздраженного тона. Посол разгорячился и даже намекнул на возможность, что Австрия мобилизует два или три корпуса. Не изменяя своего полунасмешливого выражения, Император Александр III взял вилку, согнул ее петлей и бросил по направлению к прибору австрийского дипломата: — Вот, что я сделаю с вашими, двумя или тремя мобилизованными корпусами, — спокойно сказал Царь.

Александр Михайлович, Великий Князь. Книга воспоминаний (1933)

— Во всем свете у нас только 2 верных союзника, — любил он говорить своим министрам: — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас.

Александр Михайлович, Великий Князь. Книга воспоминаний (1933)

Во всем свете у нас только два верных союзника наша армия и флот.

Фраза, которую Александр III «любил говорить своим министрам», согласно «Воспоминаниям» вел. князя Александра Михайловича.

Все Балканы не стоят жизни одного русского солдата.

Приписанный Александру III вариант исторической фразы О. фон Бисмарка: «Все Балканы не стоят жизни одного померанского гренадера» (видоизмененная цитата из речи в рейхстаге 5 дек. 1876 г.).

Всю казну — на войну!!!

Приписывается.
Александр Третий не попал в список "двенадцати", а ведь при нем рубль стал золотым, страна — богатой. При нем Россия не воевала, а когда англичане посягнули на российские интересы в Афганистане...

"Он подошел к столу из камня, ударил кулаком — стол разлетелся. Всю казну на войну! Англичанам это стало известно. И только этого было достаточно, чтобы война была остановлена", — рассказывает Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

Давно пора избавить Сибирь от наводнения ее всеми отбросами Европейской России.

Резолюция на отчете томского губернатора за 1893 г.

Дай Бог, чтобы всякий русский, а в особенности министры наши (…), не задавались бы несбыточными фантазиями и паршивым либерализмом.

Пометка на донесении российского посла в Берлине П. А. Сабурова от 3/15 апр. 1881 г.

За моего единственного друга, князя Николая Черногорского.

Тост, произнесенный вскоре после расторжения союзных отношений с Германией (ок. 1890 г. ). Витте С. Ю. Воспоминания. – М., 1960, т. 3, с. 75, 619.

И вот что мне сказал император Александр III: — Я рад, что был на войне и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войной, и после этого я думаю, что всякий человек с  сердцем не может желать войны, а всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принимать все меры, для того чтобы избегать ужасов войны.

Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать.

Мир во всем мире был бы обеспечен Российской Державой под скипетром Александра III, которого за пределами ее в Европе уважали и боялись. Доказательство тому, что это так и было, явился следующий факт: во время одной из своих любимых прогулок по Финляндским шхерам, во время отдыха Императора Александра III, в Европе произошел конфликт на почве Алжеризаса, грозивший разразиться в размерах первой мировой войны, причем были серьезно затронуты интересы нашей новой союзницы — Франции. Министр Иностранных Дел счел своим долгом телеграфировать в Императорскую Квартиру о том, что Государю следовало бы прервать свой отдых и прибыть в Санкт-Петербург для принятия личного участия в переговорах, которые имели место по поводу разразившегося конфликта, грозившего перейти в вооруженное столкновение Европейских Держав.

Когда Государю доложили содержание телеграммы, он, спокойно выслушав ее, велел ответить своему Министру буквально следующее.
Варианты:
— Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать, — ответил он другому министру, который настаивал в Гатчине, чтобы Александр III принял немедленно посла какой-то великой державы.
Когда русский князь удит рыбу, Европа может подождать!

Цитата известна также в формулировке Владимира Крупина: «Европа подождет, пока русский Царь рыбачит».

Конституция! Чтоб русский царь присягал каким-то скотам.

Дневник А. С. Суворина. 1897. 8 сентября.
Полностью запись: Читал выписки из заметок покойного Любимова — давал сын его. Под 20 апреля. 1881 г. Слова государя Баранову: «Конституция! Чтоб русский царь присягал каким-то скотам».

Мы призываем всех верных подданных наших (…) к искоренению гнусной крамолы, позорящей землю Русскую.

Манифест 29 апр. 1881 г.

На большом обеде в Зимнем Дворце, сидя за столом напротив Царя, посол начал обсуждать докучливый балканский вопрос. Царь делал вид, что не замечает его раздраженного тона. Посол разгорячился и даже намекнул на возможность, что Австрия мобилизует два или три корпуса. Не изменяя своего полунасмешливого выражения, Император Александр III взял вилку, согнул ее петлей и бросил по направлению к прибору австрийского дипломата:— Вот, что я сделаю с вашими, двумя или тремя мобилизованными корпусами, — спокойно сказал Царь.

Скотина или помешанный,…

о художнике В.В.Верещагине.
Письмо А. П. Боголюбову, 21 декабря 1879 г.:
Сегодня я получил издание «Paris Murcie» и каталог картинам Верещагина. Первое, по рисункам и подписям, весьма курьезно. Читая каталог картинам Верещагина, а в особенности, тексты к ним, я не могу скрыть, что было противно читать всегдашние его тенденциозности, противные национальному самолюбию, и можно по ним заключить одно: либо Верещагин скотина, или совершенно помешанный человек! Жаль, что это будут единственные картины в воспоминание славной войны 1877—78 гг., и это все, что мы оставим нашему потомству.

Впервые опубликовано без купюр в томе 73 «Литературного наследства» (Из парижского архива И. С. Тургенева. Кн. 1: Неизвестные произведения И. С. Тургенева. М., 1964).

Убрать эту свинью в 24 часа.

Резолюция на отчете министра внутренних дел по делу П. Н. Дурново (1893)

У России нет  друзей. Они боятся нашей огромности. У нас есть только два надежных друга: русская армия и русский флот!

Что за  отвращение вся эта петербургская пресса именно гнилая интеллигенция!

Фраза приводится в дневнике А. Ф. Тютчевой от 25 марта 1881 г. (опубл. в 1928-1929 гг.).