Нелепость, сшитая из лоскутков конгрессами.

«Россия и Польша», письмо второе. Об Австрийской империи. Повторено в эпиграфе к статье «Война и мир» («Колокол», 15 янв. 1859). Возможно, отсюда: «лоскутная империя».

Нельзя людей освобождать к наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Как ни странно, но  опыт показывает, что народам легче выносить насильственное бремя рабства, чем дар излишней свободы.

Не отвергнуться влечений сердца, но раскрыть свою душу всему человеческому, страдать и наслаждаться страданиями и наслаждениями современности, - словом, развить эгоистическое сердце во всех скорбящее, обобщить его разумом и в свою очередь оживить им разум!

Не от того ли люди истязают детей, а иногда и больших, что их так трудно воспитывать, а сечь так легко? Не мстим ли мы наказанием за нашу неспособность?

Несколько испуганная и встревоженная любовь становится нежнее, заботливее ухаживает, из эгоизма двоих она делается не только эгоизмом троих, но самоотвержением двоих для третьего; семья начинается с  детей.

Нет  мысли, которую нельзя было бы высказать просто и ясно.

Нет народа, вошедшего в историю, который можно было бы считать стадом животных, как нет народа, заслуживающего именоваться сонмом избранных.

Ничего не делается само собой, без усилий и воли, без жертв и  труда. Воля людская, воля одного твердого человека - страшно велика.

Освобождение слова от цензуры! Освобождение крестьян от помещиков! Освобождение податного состояния от побоев!

Предисловие к «Колоколу» (1 июля 1857) Несколько раньше те же лозунги появились в объявлении о начале издания «Колокола» (отдельный листок, 1857).

Первая любовь потому так благоуханна, что она забывает различие полов, что она - страстная дружба.

Под влиянием мещанства все переменилось. Рыцарская честь заменилась бухгалтерской честностью, изящные нравы - нравами чинными, вежливость - чопорностью, гордость - обидчивостью.

Полного счастья нет с тревогой; полное счастье покойно, как  море во  время летней тишины.

Потаенная литература.

Загл. сборника: «Русская потаенная литература ХIХ столетия» (Лондон, 1861)

Прогресс - неотъемлемое свойство сознательного развития, которое не прерывалось; это деятельная память и усовершенавование людей общественной жизнью.

Проповедовать с амвона, увлекать с трибуны, учить с кафедры - гораздо легче, чем воспитывать одного ребенка.

Прощение врагов - прекрасный подвиг; но есть подвиг еще более прекрасный, еще больше человеческий - это  понимание врагов, потому что понимание - разом прощение, оправдание, примирение.

Пустые ответы убивают справедливые вопросы и отводят ум от дела.

Работник всех стран - будущий мещанин.

«Концы и начала», письмо первое (1862) Герцен, 16:138