Апреля в первое число.
На что сей только день один
Обмана праздником уставлен?
Без самых малых он причин
Излишне столько препрославлен,
Весь год такое ремесло,
Так целый год сие число.

«Апреля первое число», 1759

Был выбран некто в боги:
Имел он голову, имел он руки, ноги
И стан;
Лишь не было ума на полполушку,
И деревянную имел он душку.
Был — идол, попросту: Болван.
И зачали Болвану все молиться,
Слезами пред Болваном литься
И в перси бить.

«Болван»

В Венеции послом шалун какой-то был,
Был горд, и многим он довольно нагрубил. <…>
Ответствуют: «Его простите, он дурак.
Не будет со ослом у человека драк».
Они на то: «И мы не скудны здесь ослами,
Однако мы ослов не делаем послами».

«Посол Осел»

Возница пьян, коней стегает,
До самых их ушей он плетью досягает.
А Лошади его за то благодарят

«Возница пьяный»

Волк ел — не знаю, что, — и костью подавился,
Метался от тоски, и чуть он не вздурился.
Увидел журавля и слезно стал просить,
Чтоб он потщился в том ему помощник быть…

«Волк и Журавль»

Восприятие чужих слов, а особливо без необходимости, есть не обогащение, но порча языка.

В пустынях диких обитая,
Нравоучений не читая,
Имея меньшие умы,
Свирепы звери, нежель мы
Друг друга больше почитая,
Хотя не мудро говорят,
Все нас разумнее творят.
Ни страшный суд, ни мрачность вечна,
Ни срам, ни мука бесконечна,
Ни совести горящей глас
Не могут воздержати нас.
Злодеи, бойтесь, бойтесь бога
И всемогущего творца!
Страшитеся судьи в нем строга,
Когда забыли в нем отца!

«Противу злодеев», 1760

Всегда болван — болван, в каком бы ни был чине.
Овца — всегда овца и во златой овчине.
Хоть холя филину осанки придает,
Но филин соловьем вовек не запоет.

«Стихи»

Иной ученый говорит:
«Клима́т горячий нам писцов таких творит»,
Но ложно он вещает.

«Стихи Дюку Браганцы»

Многоречие свойственно человеческому скудоумию.

Мораль без политики бесполезна, политика без морали бесславна.

Не уповайте на князей:
Они рождены от людей…

«Из 145 псалма», 1773

Пришла кастальских вод напиться обезьяна,
Которые она кастильскими звала,
И мыслила, сих вод напившися допьяна,
Что, вместо Греции, в Ишпании была,
И стала петь, Гомера подражая,
Величество своей души изображая.

«Обезьяна-стихотворец»

Счастье, забава,
Светлость корон,
Пышность и слава —
Все только сон.

«На суету человека», 1759

Танцовщик! Ты богат. Профессор! Ты убог.
Конечно, голова в почтеньи меньше ног.

эпиграмма, 1759

Хотя ей три часа казались за неделю,
И от тоски взяла другого на постелю.
Увидя гостя с ней, приезжий обомлел.
Жена вскричала: «Что ты, муж, оторопел?
Будь господин страстей и овладей собою;
Я телом только с ним, душа моя с тобою».

эпиграмма, <1756>