…Все состояния (…) были равны пред его дубинкою.

о Петре I

Вы и Аракчеев (…) стоите в дверях противоположных этого царствования, как  Гений Зла и Блага.

Дневник, запись от 2 апр. 1834 г. Слова, сказанные М. М. Сперанскому за обедом в его доме.

Гений и злодейство - две вещи несовместные.

Гений чистой красоты.

Глаголом жги сердца людей.

Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет.

Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не  уважать оной есть постыдное малодушие.

Даже кристально честный подсчет голосов на неконкурентных и несвободных выборах не может сделать их конкурентными и свободными.

Даже люди, выдающие себя за усерднейших почитателей прекрасного пола, не предполагают в женщинах ума, равного нашему, и, приноравливаясь к слабости их понятия, издают ученые книжки для дам, как будто для  детей.

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой!

Должно стараться иметь большинство на своей стороне: не оскорбляйте же глупцов.

Достойна удивления: разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. (…) Вторые (…), кажется, писаны кнутом.

«История Петра» (1834-1835), предварительные тексты [запись относится к 1720 г.] (данный фрагмент опубл. в 1857 г.)

Древняя Россия казалось найдена Карамзиным, как Америка Коломбом.

Из автобиографических записок, [«Карамзин»] (1824; опубл. в 1855 г.)

Жеманство и напыщенность более оскорбляют, чем простонародность. Откровенные, оригинальные выражения простолюдинов повторяются и в высшем обществе, не оскорбляя слуха, между тем как чопорные обиняки провинциальной вежливости возбудили бы общую улыбку.

Зависимость жизни семейной делает человека более нравственным.

Зависть - сестра соревнования, следственно из хорошего роду.