Поэзия выше нравственности - или по крайней мере совсем иное дело.

Поэзия, прости господи, должна быть глуповата.

…Правительство все еще единственный Европеец в России. И сколь бы грубо и цинично оно ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания.

Черновик письма к П. Я. Чаадаеву от 19 окт. 1836 г. (опубл. в 1903 и 1915 гг.); в оригинале по французски. Также в статье «Путешествие из Москвы в Петербург» (1834): «...Со времен восшедствия на престол дома Романовых у нас правительство всегда впереди на поприще образованности и просвещения. Народ следует за ним всегда лениво, а иногда не охотно». Пушкин, 11:244. Адам Гуровский в кн. «Правда о России» («Vrit( sur la Russie», 1834) писал: «Россия – единственная страна в мире, где правительство более цивилизованно, чем нация, (...) где власть – единственная цивилизующая сила, (...) усовершенствования исходят от правительства (...) и под его водительством осуществляются». Цит. по: Кюстин, 2:545; пер. В. Мильчиной.

…правительство есть единственный европеец в России; оно плохо, но оно могло бы быть еще в тысячу раз хуже, и никто бы этого даже не заметил.

Правление в России есть самовластие, ограниченное удавкою.

«...Принимают славную шутку г жи де Сталь за основание нашей конституции: En Russie le gouvernement est un despotisme mitig( par la strangulation». Русский перевод дан Пушкиным в сноске. Формула «самовластие, ограниченное удавкою» принадлежит, вероятно, самому Пушкину. У Жермены де Сталь было: «эти деспотические правительства, единственным ограничением которых является убийство деспота» («ces gouvernements despotiques, dont le seule limite est l’assassinat du despote») («Десять лет изгнания», ч. 2) (1821). Еще раньше Н. Шамфор назвал правление в предреволюционной Франции «абсолютной монархией, ограниченной песенками» («Характеры и анекдоты», № 853). Oster P. Citations fran(aises. – Paris, 1993, p. 363. Об «абсолютной монархии, ограниченной убийством», говорилось в книге Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году» (опубл. в 1843 г.). Кюстин, 1:180 (письмо Х).

Презирать суд людей нетрудно, презирать суд собственный - невозможно.

Презирать суд людей не трудно, презирать суд собственный - невозможно.

Привычка свыше нам дана:
Замена счастию она.

Пушкин, 13:145. У Н. М. Карамзина: « История народа принадлежит Царю» (См. К 16).

Разберись, кто прав, кто  виноват, да обоих и накажи.

Разве у хорошеньких женщин должен быть характер?

Россия вошла в Европу, как спущенный корабль, при стуке топора и при громе пушек.

Сердцами сходствуем; он - точная другой:
я  горе с ним делю, он - радости со мной.

Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная.

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво.

Служенье муз не терпит суеты.

Со смехом ужас несовместен.