Бельгия! – на всякий случай запомните это название, господа! Нам скоро представится случай к нему вернуться.

Будем терпимее к человеку, памятуя о том, в какую примитивную эпоху он был сотворен.

Будьте так любезны, зайдите ко мне после обеда, - как сказал приговоренный к  смерти директору тюрьмы, пришедшему сообщить, что час казни пробил.

Бывают минуты, когда отсутствие людоедов ощущается крайне болезненно.

Бюрократия – это типичные микробы, о чем с ними разговаривать? Ведь мы не вступаем в  переговоры с микробами. Мы их просто убиваем.

Верх деликатности: среди ночи проделать дыру в стене собственной квартиры, чтобы вернуться к себе, не разбудив консьержку.

Верх ловкости: умудряться узнавать время по барометру, а  давление – из газет.

Верх небрежности: потерять очки, а затем поскорее надеть их, чтобы найти.

Верх невнимательности: потеряться в  толпе, а затем отправиться к комиссару полиции давать объявление о своей пропаже.

Верх портретного сходства: суметь побриться перед собственным изображением.

Верх рассеянности: проснувшись однажды утром, раз и навсегда – позабыть открыть глаза.

Верх экономии: спать на соринках, которых не видишь в своем глазу, и топить квартиру бревном, которое видишь в чужом.

…В  жизни часто случаются такие минуты, когда отсутствие людоедов ощущается особенно болезненно.

В любой жизни есть свои взлеты и падения, – как говаривал один мой знакомый лифтер.

В общем, запомните мой  совет, – если когда-нибудь будете в Генуе…, вы очень многое потеряете, если в какой-то момент не окажетесь на кладбище…

Глупые люди: они упускают возможность продать обратный билет гораздо дороже: в конце концов, можно не поехать туда, но не вернуться обратно – уже никак нельзя.

Голодное брюхо, как говорят, глухо, у него нет ушей, но зато замечательный нюх.

Госпоже К. Иер, в По. – Я побывал на бульваре Капуцинов у дома, номер которого вы мне указали. Но я так и не увидел там поля, засеянного рапсом, о котором шла речь. Может быть, вы немного ошиблись адресом?