…Давайте, постараемся быть хотя бы немного терпимее к человеку, все же, не следовало бы забывать о том, в какую примитивную эпоху он был сотворен.

Даже самая дурная мысль – все же значительно лучше, чем полное отсутствие мыслей.

Джентльмен – это  человек, который пользуется щипцами для сахара, даже если находится совершенно один в темной комнате.

Для человека нет ничего невозможного, - как сказал подручный мясника, выбрасывая свою любовницу из окошка своей маленькой квартирки на шестом этаже.

Если море не переполняется, то лишь потому, что  Провидение позаботилось снабдить океанские воды губками.

Если я правильно понимаю, вдовство женщины почти всегда является прямым следствием смерти ее супруга.

Задача по математике: если четыре солдата и капрал тратят один час на то, чтобы добраться из точки А. в точку Б., сколько времени понадобится полку, состоящему из трех тысяч человек, чтобы проделать тот же маршрут?

Закон есть закон. Чтобы попасть в тюрьму, совершенно не обязательно быть виновным, но чтобы выйти на свободу, совсем не достаточно просто быть невинным!

Закон, мой  друг, суров,
но древо жизни пуще процветает.
Уж скоро вовсе процветет…

Зря, конечно, жандармы так дурно обращаются с преступниками. Неблагодарные люди: не будь на свете преступников, так и жандармы уже давно бы перестали существовать.

Ибо что такое, по существу, наша жизнь? – не более чем ветхий мостик, шаткий и гнилой мостик ожидания, перекинутый от одной до другой Черной Земли Небытия: именно так, черной, беспредельно черной Земли. От самой первой Земли, которая была до – и ко второй, которая будет после.

И все-таки, бывают такие ситуации, когда имеет смысл воздерживаться от игры на бирже, на скачках, в карты или на рулетке: во-первых, когда для этого нет  денег, а во-вторых, когда они еще есть.

Истинная вершина портретного искусства: когда можно запросто сесть – и побриться перед собственным изображением.

Итальянцы – такой музыкальный народ, без музыки не могут прожить ни минуты! Вместо того чтобы сказать “двадцать су”, как у нас, они каждый раз говорят “одна лира”…

…Как говорила вдова человека, умершего после консилиума трех лучших врачей Парижа: «Но что же он мог поделать один, больной, против троих – здоровых?»

Какой смысл принимать жизнь всерьез, если это лотерея без выигрыша: как мне кажется, из нее все равно никто не выйдет живым.

Кладбище – это самое замечательное место на свете. Оно буквально кишит незаменимыми людьми.