Когда представляется редкая возможность воплотить метафору в  жизнь, можно ли колебаться хотя бы одно мгновение?

Кофе – это удивительный снотворный напиток. Оно нагоняет ужасную дремоту, особенно если его не пить.

Лентяй: человек, который не делает вид, что работает.

Любите ли вы изобретателей? – лично я от них просто без ума, даже если они ровным счетом ничего не изобретают…, а ведь именно так обстоит дело почти со всеми изобретателями.

Люди, которые никогда не смеются, – без сомнения, это самые несерьезные люди.

Мадам маркизе Ша. – Просим возвратить нам последнюю полученную Вами партию синильной кислоты. Если наша продукция, как вы утверждаете, и в самом деле отдает пробкой, мы вам ее незамедлительно заменим.

Мсье Кеклену старшему, у ворот Сен-Мартен. – «Нет, ваш  брат не умер: мы просто пошутили».

Не будь болваном. Никогда не откладывай на завтра то, что можешь сделать послезавтра.

Не откладывай на завтра то, что можешь сделать послезавтра.

…Несколько лет спустя он женился на очаровательной юной девушке, осужденной на двадцать лет лишения свободы только за то, что она спустила в унитаз новорожденного младенца – с тем смягчающим вину обстоятельством, что она сразу же прикрыла крышку, чтобы тот не простудился.

Нет, не беспокойтесь, дорогой друг… Бесплодие по наследству не передается! Даже женское.

Нищета хороша прежде всего тем, что избавляет от страха быть обворованным.

Нужно отнимать деньги у тех, у кого они имеются, и прежде всего, конечно – у бедных. Да, конечно, у бедных денег маловато, но зато самих бедных так много!

Обратный билет должен стоить дороже: можно в конце концов не поехать, но не вернуться нельзя.

Один известный японист, кроме того, бывший глубоким моралистом – его имя сейчас на устах у всех – Г. Анри Сомм, имел обыкновение говорить юношам: «Избегайте совершить убийство: оно ведет сначала к воровству, а затем к укрывательству преступления».

Отъехать - это совсем немного умереть. Но  умереть - это очень сильно отъехать!

О! Это вечно женственное!.. - как сказал господин, чья  теща все никак не могла отправиться в мир иной.

Первое, что бросается в глаза путешественнику, впервые посетившему Венецию, − это полнейшее отсутствие запаха лошадиного навоза.