Бог - всего лишь слово, придуманное, чтобы объяснить мир.

Величайшая из  книг - книга жизни, которую нельзя ни закрыть, ни снова открыть по своему произволу.

Величайшая ошибка - вместо обучения детей добру прививать им  честь - добро, красивое снаружи, но пустое или испорченное внутри.

В области политики угрожать, не наступая, - обнаружить свое бессилие.

Встречаются людские души, к познанию которых нет ни малейшего интереса. Ровно как и скалистые пропасти, не вызывающие желания рисковать. И вторые, и первые слишком полны ужасом смерти.

Гибель полна славы лишь при том условии, что погибающий не утратил добродетели.

Говорят, небесные облака запечатлевают картину того, над чем проплывают, и несут ее ввысь. Так же и  человек эпохи: впитывает идеи отдельных представителей и воплощает их в едином стремлении к истине.

Даже в прекраснейших своих грезах человек не может вообразить ничего прекраснее природы.

Если пар и железные дороги уничтожили расстояние, то книгопечатание уничтожило время: благодаря ему мы все - современники. Я беседую с Гомером и Цицероном, а Гомеры и Цицероны будущего будут беседовать с нами.

Есть нечто более жестокое, чем личная жестокость; это – холодная жестокость ложной системы.

Речь в Палате депутатов 10 июня 1846 г. (о поведении французов в Алжире)

Женское сердце нуждается в защите от чужого любопытства даже в том случае, если его обладательница - светская леди.

Истинная цель должна стоять впереди своего пути. Достигнув ее, не стоит сворачивать обратно.

Книгопродавцы-издатели - барышники, для которых поэты - либо клячи, либо чистокровные лошади. На нас они выигрывают или проигрывают, затем продают нас живодеру.

Красное знамя, которое вы несете, обошло лишь Марсово поле, обагренное кровью народа в 91 и 93 году; а трехцветное обошло весь земной шар, прославляя имя и свободу отечества!

Обращение к народу с балкона парижской ратуши 25 фев. 1848 г. Знаменем Второй республики стало трехцветное знамя.

Мир - это книга, страницы которой открываются нам с каждым шагом.

Музеи - это кладбища искусства.

Народы так же падки на  лесть, как и тираны.