Америка — не для меня. Стремление выжать из всего прибыль, этот педантизм омрачает радость общения с людьми, нарушает ощущение уважения к ним.

Война — это ужас из ужасов, это самое страшное преступление. Мне бы хотелось изобрести вещество или машину такой разрушительной силы, чтобы всякая война вообще стала бы невозможной.

В тот день, когда две армии будут в состоянии уничтожить друг друга в одну секунду, все цивилизованные нации в ужасе отшатнутся от войны и расформируют армии.

Главные занятия депутатов – это бесконечные разглагольствования и вымогание взяток.

Друзей можно приобрести только среди собак и могильных червей, да и те заинтересованы лишь в собственном насыщении.

Единственное оправдание существования военной промышленности – это безопасность народа.

Если у меня есть тысяча идей, и только одна из них оказывается плодотворной, я доволен.

Есть две вещи, которых я никогда не заимствую, — деньги и планы. Но если кто-нибудь из людей согласится подарить мне немного своей дружбы, я приму это с благодарностью.

Когда жизнь близится к концу и лишь несколько шагов отделяют нас от могилы, мы редко ищем новых друзей, но больше доверяемся старым.

К сожалению, судьбу не удается превратить в страховую компанию, даже если ты готов платить максимальную цену за полис.

Любая демократия приводит к диктатуре подонков.

Любое изобретение и открытие оставляет в сознании людей неизгладимый след, а это позволяет надеяться, что в поколениях, которые придут нам на смену, будет больше тех, кто способен изменить культуру, сделать ее лучше и совершенней.

Люди, заботящиеся лишь о получении максимальной выгоды, едва ли заслуживают уважения, а сознание истинных побудительных мотивов их деятельности способно омрачить радость человеческого общения.

Народы безумны почти целиком, правительства же – не более чем наполовину.

Наша жизнь необычайный дар, драгоценный камень, полученный нами из рук матери-природы для того, чтобы мы сами шлифовали и полировали его до тех пор, пока его блеск не вознаградит нас за наши труды.

Рабочая сила с более высокими моральными качествами более производительна, чем грубо эксплуатируемая масса.

У меня есть тысяча идей, и только одна из них оказывается плодотворной.

Хорошая репутация более важна, чем чистая рубашка. Рубашку можно выстирать, репутацию — никогда.