Игра, которая во всем напоминает жизнь, и называется жизнью.

Истории из жизни сыщика Мыллса (2008)

Имя тому, в ком собрано лучшее, что есть в людях, – Бог… Или все-таки Будда?

Летучий Голландец (2013)

Искушение – незнакомый квартал знакомого города. Здесь темно и хорошо устраиваются судьбы. Здесь многозвездно, как во  время лунного затмения. При изобильном зеленом мерцании видишь улицы черно-белого сна, подгадываешь себе это – идти до предела, каков бы ни был предел, а потом – целовать целлофан. Целовать целлофан. Целовать целлофан. Даже если не идешь до предела, все равно приходится целовать целлофан.

Летучий Голландец (2013)

Каждый – художник своего воображения.

Летучий Голландец (2013)

Какая трудная задача – прожить свою жизнь; не важно как – просто прожить.

Летучий Голландец (2013)

Как же можно жить в нашем отечестве – и не писать о летающих человеках?

Летучий Голландец (2013)

Как петербургственно в Санкт-Ленинграде!

Книга для посетителей (2001)

##Книга для посетителей (2001)

Когда в благоухающий розарий заходит очень уверенный в себе посетитель, принюхивается и говорит, что ощущает только легкий запах дыни, – остается лишь возблагодарить Бога за несколько иное устройство своего органа обоняния.

Летучий Голландец (2013)

Когда не помнишь, как нужно что-то называть, называешь так, как хочется тебе, или как не хочется другим.

Летучий Голландец (2013)

Когда тебя переполняет синева,
ты для кого-то — в птице спрятанное небо.

Граффити (1998)

Когда человек желает этого, корабль плывет. Когда ветер желает этого, корабль плывет туда, куда желает человек.

Летучий Голландец (2013)

Корабль дышит парусами.

Летучий Голландец (2013)

Кресту не интересно, кто на нем распят. Он не спрашивает, христиане ли распинаемые или распинающие. Ему неприятно, когда в него вбивают гвозди и когда их вытаскивают. Он пропитан кровью, он устал от закатного солнца, ему хочется свободы. Ему не хочется даже быть крестом. Возвращаясь к своей этимологической сущности, он распадается на два деревянных бруса, которые с той поры покоятся на стройплощадке времени. Они ждут, когда их славное, оно же бесславное, прошлое воспылает костром, рождая теплую зарю новых заблуждений.

Летучий Голландец (2013)

Лентяй – это джокер, и джокер этот может оказаться на месте любой карты. Джокер вроде бы и на лицо хорош, и аккуратен, и улыбка приветливая, только он не карта, он пустое место и ни черта не может. И когда надо ходить или брать взятку или собрать урожай, джокер ложится тем самым камнем, под который вода не течет, и камень этот своим весом придавливает к земле все – пробивающуюся траву, даже и мыслящую, а еще – разную несознательную мелконасекомую живность.

Летучий Голландец (2013)

Любишь, когда не знаешь, знаешь, когда ненавидишь. И знание меняет твое лицо, в результате чего к сорока годам получаешь двусмысленные поздравления из зеркала.

Книга для посетителей (2001)

Любовь – это когда любишь другого человека, каким его представляешь, то есть любишь идеал человека, то есть идеал, как себе его представляешь. Отпечаток другого на себе. Получается, любишь себя. Как ни играйся с идеей жертвенной любви, любовь эгоистична. Но какой бы она ни была, она лучше, чем неспособность любить. Даже безнадежная любовь лучше, чем ничего, потому что в каждом доме должно быть окно, даже если там нет двери и никому нельзя ни войти, ни выйти.

Летучий Голландец (2013)

Может ли музыка быть «советской» – или «британской»? Вот русской она быть может, или, например, украинской, татарской, английской, шотландской. Если она «советская» или «британская», это не музыка, а что-то еще.

Летучий Голландец (2013)