Искусство старения заключается в том, чтобы быть для молодых опорой, а не препятствием, учителем, а не соперником, понимающим, а не равнодушным.

Каждый убежден, что другие ошибаются, когда судят о нем, и что он не ошибается, когда судит о других.

«Как назвать такой брачный союз, когда мужчина довольствуется одной женщиной?» - спросил у американской студентки некий экзаменатор. «Монотонный», - ответила она.

Кто в шестнадцать лет не революционер, тому в тридцать лет не хватит отваги, чтобы быть начальником пожарной команды.

Ложь чаще проистекает от безразличия, чем от притворства.

Любовь начинается с великих чувств, а кончается мелкими сварами.

Люди так любят слушать о себе, что готовы часами обсуждать собственные недостатки.

Люди труднее всего прощают нам то плохое, что они о нас сказали.

Можно стать романистом или историком, но драматургами рождаются.

Мужчины обнажают свою душу, как женщины - тело, постепенно и лишь после упорной борьбы.

Мы любим чистосердечие тех, кто нас любит. Чистосердечие прочих называется дерзостью.

Наблюдая за парой, сидящей за столиком ресторана, по длине пауз в их разговоре можно судить о том, как давно они живут вместе.

Нам все равно, сколько что стоит, до тех пор, пока оно ничего нам не стоит.

Народ, который не готов умереть за свою свободу, утрачивает ее.

Начав беседу с обстоятельного изложения точки зрения вашего оппонента, вы тем самым выбиваете почву у него из-под ног.

Не бойся быть непонятным. Женщины будут говорить: «Это тот молодой человек, у которого красивые глаза и который рассказывал про Эйнштейна».

Неверно, будто мы любим женщину за то, что она говорит; мы любим то, что она говорит, потому что любим ее.