Время ведь тоже трудится, как человек: сначала совершенствуя и лишь потом - разрушая.

В этой книге ничего не придумано, кроме автора.

Если тюрьма есть попытка человека заменить пространство временем, то  Россия - есть попытка Господа заменить время пространством.

Если у родителей его  жены был как бы загородный дом, то у его отца была как бы машина. Таким образом наступало как бы равновесие.

И все-таки у этой брезгливости перед мышами и пауками другая, чем вы говорите, природа. Это не врожденный страх особи, а подсознательная неприязнь всего вида: ОНИ - крысы, тараканы, пауки и прочие - НАС переживут. То есть когда мы себя изживем, сами же, ОНИ останутся населять нашу Землю без нас.

Кажущиеся теперь столь наивными представления о небесном своде - по сути, точная внутренняя граница нашего знания, которую объявили внешней. Этот непрозрачный колпак, который мы несем с собою, чуть колышется при каждом шаге.

Кстати, лось - конь или корова?

Мы живем в мире людей, родившихся один раз. Прошлому мы не свидетели, будущему - не участники.

Наше сознание устроено кичливо: существующим оно считает лишь то, что ему уже известно. Однако и то, что уже известно, и то, что еще неизвестно, и то, что никогда не будет известно, есть единая, неразъятая реальность, в которой, по сути, нет чего-либо более, а чего-либо менее главного. Меня иногда охватывает небольшой смех при представлении о том, какой бесформенный, криво и косо обгрызенный познанием кусок содержим мы в своей голове как представление о реальности. Этот кусок кажется нам, однако, вполне гладким и круглым - вмещающим в себя. Предположение реальности, поглощающей крупицу наших сведений, и есть научный подвиг. Духовный смысл научного открытия не в расширении сферы познания, а в преодолении ее ограниченности.

Не знаю… по-моему, надо заниматься приватизацией самого себя. Потому что ничего другого не получается.

Он обернулся… Меня не было в этом взгляде настолько , что не знаю, как я не исчез.

"Он сказал" или "я подумал"?

Прометей изобрел не огонь, а самогонный аппарат. Поэтому у него были нелады с печенью.

Хирург режет, но кто затянет рану, свернет кровь, оставит рубец? Кто оставляет рубец на Творении Божьем? Вы скажете: человек - и будете тысячу раз не правы. Человек наносит рану, а рубец - от  Бога.

Хищника надо ласкать по оружию - тогда он не боится.

Человек возникает как раз там, где вымирает любой другой вид. Ни теплой шерсти, ни грозных зубов, ни волчьей морали - брюки, пуля, религия

Человек несовершенен, потому что сам должен себя совершить. Сам. С Божьей помощью, конечно. Это не приговор - быть человеком, а назначение.