Признание царица доказательств.

Выражение, которое будто бы «часто фигурировало» у Вышинского. Книга А. Ваксберга о Вышинском (1992) так и озаглавлена: «Царица доказательств». Однако в опубликованных речах и книгах самого Вышинского ссылок на «царицу доказательств» не было. Нечто подобное заявил прокурор Н. В. Крыленко 4 дек. 1930 г. на «процессе Промпартии», который велся под председательством Вышинского: «Лучшей уликой при всех обстоятельствах является все же сознание подсудимых». Крыленко, в сущности, цитировал положение петровского законодательства: «Собственное признание есть лутчее свидетельство всего света» (См. П 52). В книге же самого Вышинского взгляд на личное признание обвиняемого как «царицу доказательств» («regina probationum») назван «в корне ошибочным принципом средневекового процессуального права». И здесь же: «Переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой» (с. 205) .

Проклятая помесь лисы и свиньи!

О Н. И. Бухарине, в обвинительной речи 11 марта 1938 г. по делу «правотроцкистского блока» Судебный отчет по делу антисоветского «правотроцкистского блока». – М., 1938, с. 336 Это – видоизмененная цитата из рассказа М. Горького «Бывшие люди» (1897): «Проклятая помесь лисицы и свиньи».

Расстрелять взбесившихся псов!

22 авг. 1936 г. на процессе «троцкистско зиновьевского террористического центра» Вышинский сказал: «Взбесившихся собак я требую расстрелять – всех до одного!» Заголовок фрагмента его обвинительной речи в "Правде» выглядел несколько иначе: «Взбесившихся псов – расстрелять всех до единого!» Эта фраза (с изменениями) стала лозунгом собраний и митингов «трудовых коллективов». «Взбесившихся псов – расстрелять!» – заметка в «Правде» от 12 июня 1937 г., в связи с процессом М. Н. Тухачевского и других военачальников.