Коль скоро жизнь представляет собой целое, то есть имеет начало, середину и конец, не важно, коротка она или долга - важно, чтобы этапы ее были соразмерны. Следовательно, жаловаться мы должны не на  краткость жизни, а на преждевременную смерть, поскольку такая смерть не конец жизни, а пресечение ее.

Кошка не ласкает нас: она к нам ластится.

Кто вышел из грязи в князи, тот наслаждается своим всевластием куда больше, чем князь по праву рождения.

Кто предугадал ход событий на двадцать четыре часа раньше толпы заурядностей, тот двадцать четыре часа слывет человеком, лишенным самого заурядного здравого смысла.

Любовь, которая живет среди бурь и порою возрастает на лоне предательства, не всегда способна выдержать безоблачную погоду верности.

Любовь - порождение двух существ, чающих друг от друга одинакового наслаждения.

Любовь - это мелкая кража, которую удается совершить природному порядку вещей у порядка общественного.

Люди в большинстве своем непрерывно суетятся ради того, чтобы под конец обрести покой, но есть среди них и такие лентяи, которые сразу начинают с конца.

Люди, которым потребны чудеса, не понимают, что тем самым они требуют от  природы прекращения ежедневных ее чудес.

Люди непрерывно суетятся ради того, чтобы под конец обрести покой. Но есть среди них и такие лентяи, которые сразу начинают с конца.

Люди утоляют свое невежество, как утоляют голод: они едят, они набираются знаний и таким путем спешат к пределу, когда смерть становится необходимостью.

Молодые люди ведут себя с женщинами как робкие богачи, а  старики - как наглые нищие.

Моя эпитафия: « Лень отняла его у нас раньше, чем смерть».

Мученик во имя старой веры кажется нам упрямцем; мученик во имя новой - пророком.

Мученик во имя старой веры кажется нам упрямцем, мученик во имя новой - пророком.

Мы чувствуем себя изрядно несчастными, когда наши склонности противоречат нашим потребностям.