Когда мы осмыслим свою роль на земле, пусть самую скромную и незаметную, тогда лишь мы будем счастливы. Тогда лишь мы сможем жить и  умирать спокойно, ибо то, что дает смысл жизни, дает и смысл смерти.

Когда мы осмыслим свою роль на земле, пусть самую скромную и незаметную, тогда лишь мы будем счастливы. Тогда лишь мы сможем жить и  умирать спокойно, ибо то, что дает смысл жизни, дает смысл и смерти.

Конечно, призвание помогает освободить в себе человека, - но надо еще, чтобы человек мог дать волю своему призванию.

Легко основать порядок в обществе, подчинив каждого его члена незыблемым правилам. Легко воспитать слепца, который, не протестуя подчинялся бы поводырю или Корану. Насколько же труднее освободить человека, научив его властвовать над собой.

Легко основать порядок в обществе, подчинив каждого его члена незыблемым правилам. Легко воспитать слепца, который, не протестуя подчинялся бы поводырю или Корану. Насколько же труднее освободить человека, научив его властвовать над собой.

Логически можно доказать все, что угодно.

Любить - это не значит смотреть друг на друга, любить - значит вместе смотреть в одном направлении.

Любовь - о ней не спорят. Она есть.

Мне всегда была ненавистна роль наблюдателя. Что же я такое, если я не принимаю участия? Чтобы быть, я должен участвовать.

Можно любить тех, кому приказываешь, но нельзя говорить им об этом.

Мы дышим полной грудью лишь тогда, когда связаны с нашими братьями и есть у нас общая цель; и мы знаем по опыту: любить - это не значит смотреть друг на друга, любить - значит вместе смотреть в одном направлении.

Мы живем в слепом чреве администрации.

Мы любим того, о ком заботимся.

Надо много пережить, чтобы стать человеком.

Нельзя сидеть на месте - вдруг где-то рядом оазис?

Нет, никто не заменит погибшего товарища. Старых друзей наскоро не создашь.

Никогда не надо слушать, что говорят цветы. Надо просто смотреть на них и дышать их ароматом.

Но если я готов дать лишь самому себе, я ничего не получаю, потому что я не создаю ничего такого, от чего я не отделим, а значит, я - ничто.