Никто не любит того, кого боится.

Ничто не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие.

Ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие.

Нравственные качества обнаруживаются в связи с намерением.

Нравственный человек много делает ради своих друзей и ради отечества, даже если бы ему при этом пришлось потерять жизнь.

Нравственный человек многое делает ради своих друзей и ради отечества, даже если бы ему при этом пришлось потерять жизнь.

Обижают и врагов, и  друзей, потому что первых обидеть легко, а вторых приятно.

Об избрании [на государственные посты] всегда хлопочут не столько порядочные, сколько случайные.

Обратить к нравственному совершенству большинство рассуждения не способны, потому что большинству людей по природе свойственно подчиняться не чувству стыда, а страху и воздерживаться от дурного не потому, что это позорно, но опасаясь мести.

Общий страх объединяет и злейших врагов.

Один болтун, сильно докучавший ему [Аристотелю] своим пустословием, спросил его: «Я тебя не утомил?» Аристотель ответил: «Нет, я не слушал».

Одна жрица не позволяла своему сыну говорить политические речи, сказав: «Если ты будешь говорить справедливое, тебя возненавидят люди, если несправедливое - боги». Но можно также сказать, что должно говорить такие речи, ибо если ты будешь говорить справедливое, тебя полюбят боги, если несправедливое - люди.

Одни [искусства] - для удовлетворения необходимых потребностей, другие - для времяпрепровождения; изобретателей последних мы всегда считаем более мудрыми, нежели изобретателей первых, так как их  знания были обращены не на получение выгоды.

Одни копят, словно должны жить вечно, а другие тратят, словно тотчас умрут.

Одни люди по своей природе свободны, другие – рабы, и этим последним быть рабами и полезно и справедливо.

«Политика», I, 2, 15, 1255a

Одни не способны властвовать и умеют подчиняться только той власти, которая имеется у господ над рабами; другие же не способны подчиняться никакой власти, а властвовать умеют только так, как властвуют господа над рабами.

Одно из условий свободы - по очереди быть управляемым и править.

Одно мужество свойственно начальнику, другое - слуге.