Глупец гоняется за наслаждениями и находит разочарование; мудрец же только избегает горя.

Глупец подобен сонливому, грезящему каторжнику, мудрец, напротив, подобен каторжнику, бодрствующему, видящему свои оковы и слышащему лязг их. Воспользуется ли он бодрствованием для совершения побега?

Глупые люди большей частью бывают злы по той же причине, почему бывают злы уроды и вообще безобразные люди. С другой стороны, гениальность и  святость тоже имеют между собой нечто общее. Как бы ни был прост святой человек, все-таки в нем заметны некоторые черты гениальности, и, наоборот, как бы ни был испорчен характер гениального человека, все-таки он отличается возвышенным настроением, близким к святости.

Говорят, что трудно найти друга в нужде. Наоборот, чуть заведешь с кем дружбу, смотришь - друг уже в нужде и норовит призанять деньжонок.

Гордость есть внутреннее убеждение человека в своей высокой ценности, тогда как  тщеславие есть желание вызвать это убеждение в других с тайной надеждой усвоить его впоследствии самому.

Гордость есть внутреннее убеждение человека в своей высокой ценности, тогда как  тщеславие есть желание вызвать это убеждение в других, с тайной надеждой усвоить его впоследствии самому.

Гордость есть исходящее изнутри, стало быть, прямое высокопочитание самого себя; напротив, тщеславие есть стремление достигнуть такого высокопочитания извне.

Государство - не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему отчасти травоядного характера.

Государство - это всего лишь средство, с помощью коего вооруженный разумом эгоизм старается избежать своих же собственных, на него же обращенных дурных последствий, причем каждый споспешествует благополучию всех, потому что видит в нем залог своего собственного благоденствия.

Девять десятых нашего счастья основано на  здоровье. Отсюда вывод тот, что величайшей глупостью было бы жертвовать своим здоровьем ради чего бы то ни было: ради богатства, карьеры, образования, славы, не говоря уже о чувственных и мимолетных наслаждениях; вернее, всем этим стоит пожертвовать ради здоровья.

Девять десятых нашего счастья зависит от здоровья.

Действие по инстинкту отличается от всех других действий тем, что понятие о цели вытекает из него как следствие, а другим действиям это понятие предшествует. Инстинкт, следовательно, есть a priori данное правило какого-либо действия, цель которого, поэтому, может быть еще неизвестной, так как для достижения этой цели нет надобности в понятии о ней. Напротив, разумное или благоразумное действие совершается по правилу, составленному согласно понятию о цели, и потому оно может оказаться ошибочным, тогда как инстинкт никогда не ошибается.

Делаемся ли мы высокомерными или, напротив, смиренными при виде убожества других? На одного оно действует так, на другого иначе - и в этом сказывается различие характеров.

Для глупца общество других глупцов несравненно приятнее общества всех великих умов, вместе взятых.

Для того, чтобы быть художником, а также философом, необходимы два качества: 1)  гениальность, т. е. способность познания вне закона основания, или способность познания идей, и 2) способность путем изучения и  упражнения воспроизводить идеи в каком-нибудь материале, каковым для философа служат понятия. Первым качеством, и притом так, как это необходимо для философа, Спиноза обладал в высшей степени; второго же качества у него не было, - не было, так сказать, философской техники, не было умения воспроизводить in abstracto сущность мира, которую познал он интуитивно. Он был опутан картезианскими и схоластическими понятиями, от которых никогда не мог освободиться.

Добродетель скромности поистине выгодное изобретение для обделенных природой: следуя ей, всякий должен говорить о себе, как если бы и он был убогий, и тогда для него дело принимает такой вид, будто вообще существуют одни только убогие.

До меня философы заняты были учением о свободе воли; я же учу о всемогуществе воли.

Досуг без духовных занятий - гибель для человека.