Если ты поймал слона за задние ноги, а он пытается убежать, лучше всего его отпустить.

Если хочешь покоя, избегай популярности.

Жители южных штатов опасаются, что приход во  власть республиканцев угрожает их собственности, спокойствию и личной безопасности. Эти страхи абсолютно беспочвенны. Факты, доказывающие обратное, хорошо известны. Еще раз процитирую одну из своих речей: «У меня нет никаких намерений, прямых или косвенных, вмешиваться в систему рабовладения в тех штатах, где оно существует. У меня нет на это законных оснований и, следовательно, намерений это делать».

Зло проистекает не от употребления дурной вещи, а от злоупотребления очень хорошей вещью.

Знай он, какие пышные похороны его ожидают, он бы уже давно умер.

Избирательный бюллетень сильнее пули.

Истории нужны легенды, отчаянные подвиги и блогородные примеры, пламенные речи, храбрые герои и великие победы, победители забывают предательство и трусость, лицемерие и кровь, правда остается правдой, а лож становитса историей.

Книги нужны, чтобы напоминать человеку, что его оригинальные мысли не так уж новы.

Когда бы ни пришлось мне  умереть, я хочу, чтобы люди, знавшие меня лучше других, сказали, что я всегда выпалывал чертополох и выращивал цветы везде, где, по моему разумению, цветы могли расти.

Когда чувствуешь уныние, ищи исцеление в  труде.

Когда я делаю добро, я чувствую себя хорошо. Когда я поступаю плохо, я чувствую себя плохо. Вот моя  религия.

Коней на переправе не меняют.

Лицемер мне напоминает человека, который убил родителей и просит суд о снисхождении на том основании, что он сирота.

Люди, не имеющие недостатков, имеют очень мало достоинств.

Мне неважно, что обо мне говорят за моей спиной, пока обо мне говорят неправду.

Мне не хочется завершать выступление. Мы  друзья, а не враги. Мы не должны быть врагами. Хотя страсти, возможно, накалились, они не должны разорвать узы нашей дружбы. Неведомые струны памяти, протянувшиеся от каждого поля брани и от каждой воинской могилы к каждому бьющемуся сердцу и к каждому очагу на всей нашей необъятной земле, поддержат своим звучанием голос Федерации, когда их снова затронет, а иначе и быть не может, ангел-хранитель нашей души.

Можно все  время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя все время дурачить всех.

Моим лучшим другом является тот, кто дал мне книгу, которую я еще не читал.