Мир есть не отсутствие войны, но  добродетель, проистекающая из твердости духа.

Мудрому человеку свойственно с умеренностью наслаждаться и укреплять свое здоровье приятными блюдами и напитками, услаждать себя великолепными ароматами, красотой цветущих растений, нарядными одеждами, музыкой, телесными упражнениями, театром и всем прочим, от чего каждый может получать огромное удовольствие, не причиняя другому никакого вреда.

Надежда есть томительное удовольствие, вызываемое ожиданием будущего блага, в получении которого мы до некоторой степени сомневаемся.

Незнание - не довод. Невежество - не аргумент.

Ненависть увеличивается вследствие взаимной ненависти и, наоборот, может быть уничтожена любовью.

Не плакать, не  смеяться, а понимать.

Неприязнь - это бунт души против какого-либо предмета, который, мы знаем или предполагаем, вреден или враждебен нам по своей природе.

Нет  мысли, которую при желании нельзя исказить дурным толкованием.

Никто не бывает так склонен к зависти, как люди самоуниженные.

Никто не считается менее способным к управлению государством, нежели теоретики или  философы.

Никто так не падок на  лесть, как тот честолюбец, который хотел быть первым, но не смог им стать.

Ничто нельзя произнести столь точно, чтобы оно не было ложно истолковано.

Обдумывая человеческие поступки, я всегда старался не о том, чтобы смеяться, скорбеть или порицать, но единственно о том, чтобы уразуметь.

Опыт слишком часто поучает нас, что люди ни над чем так мало не властны, как над языком своим.

Осмеяние - удовольствие, возникающее вследствие того, что мы воображаем, что в ненавидимой нами вещи есть что-либо такое, чем мы пренебрегаем.

Оцепенение - это вид малодушия, при котором желание избежать зла сдерживается тем, что внимание человека поглощается злом, которого он страшится.