При  демократии дураки имеют право голосовать, при диктатуре - править.

Проблема этого мира в том, что глупцы и фанатики слишком уверены в себе, а умные люди полны сомнений.

Религиозная терпимость достигнута только потому, что мы перестали придавать религии такое значение, как прежде.

Род людской - это  ошибка. Без него вселенная была бы не в пример прекраснее.

Скука - серьезная проблема для моралиста, ибо со скуки совершается по крайней мере половина всех грехов человечества.

Смысл философии в том, чтобы начать с самого очевидного, а закончить самым парадоксальным.

Совместимость жестокости с чистой совестью - предел мечтаний для моралистов. Поэтому-то они и выдумали ад.

Современные философы напоминают мне бакалейщика,
у которого я однажды спросил, как дойти до Винчестера.
Выслушав меня, бакалейщик кликнул мальчика,
который в это  время находился в задней комнате:
- Эй! Тут один джентльмен спрашивает дорогу в Винчестер.
- В Винчестер? - отозвался мальчик.
- Ага.
- Дорогу в Винчестер?
- Ага.
- В Винчестер, говорите?
- Да!
- Не знаю…
Он хотел удостовериться в существе вопроса,
однако отвечать на него вовсе не собирался…

Сочетание жестокости с чистой совестью - предел мечтаний моралистов. Вот почему они придумали ад.

С равной страстью искал я знание. Я хотел понять человеческое сердце. Я хотел понять, почему сияют звезды

Страх - главный источник предубеждений и один из главных источников жестокости.

Счастливая жизнь должна быть в значительной степени тихой жизнью, ибо истинная радость может существовать лишь в атмосфере тишины.

Те, кто несчастлив, и те, кто плохо спит, привыкли этим гордиться.

То  время, что он не проводит перед зеркалом, уходит у него на  пренебрежение своими обязанностями.

Тот, кто действительно имеет авторитет, не боится признать свою ошибку.

Три страсти, простые, но неодолимо сильные, я пронес через всю  жизнь жажду любви, поиск знаний и непереносимое сострадание к людской боли. Эти страсти подобно могучим ветрам швыряли меня в разных направлениях, вынуждали блуждать в океанской пучине физических страданий, ставили меня на грань отчаяния

Тщеславие - довод необычайной силы. «Смотри на меня» - одно из основополагающих человеческих побудителей.